Идеи оформления плаката на юбилей с фото

Идеи оформления плаката на юбилей с фото

Идеи оформления плаката на юбилей с фото

Идеи оформления плаката на юбилей с фото


Русский революционный плакат / Вячеслав Полонский. — Москва : Государственное издательство, 1925 Русский революционный плакат / Вячеслав Полонский. — Москва : Государственное издательство, 1925

Обложка работы К. Э. Б.

 

 

Вячеслав Павлович Полонский (настоящая фамилия Гусин; 1886—1932) — российский, советский критик, редактор, журналист, историк. Был редактором журналов «Красная нива», «Красный архив» и «Прожектор», главный редактор журналов «Новый мир» (1926—1931), «Печать и революция» (1921—1929).

 

В годы гражданской войны В. Полонский руководил редакционно-издательской работой, обслуживавшей нужды Красной Армии. Одной из важнейших сфер деятельности было создание и публикация агитационных плакатов. Немалый опыт работы дал возможность собрать интересный материал, ставший основой книги «Русский революционный плакат». Роскошно иллюстрированное издание содержит хромолитографированные воспроизведения работ ведущих мастеров политического плаката: В. Дени, С. Иванова, Н. Кочергина, В. Лебедева, И. Малютина, В. Маяковского, Д. Мельникова, Д. Моора, М. Черемных и др. Среди их работ помещены такие великие образцы искусства, как плакат Д. Моора «Ты записался добровольцем?», плакат «Тов. Ленин очищает Землю от нечисти» и др. В издании продемонстрированы чрезвычайно интересные, не имевшие в то время аналогов или художественных предшественников типы и образы агитационного плаката, сформировавшиеся на заре новой эпохи.

 

Сюжеты плакатов были посвящены самым разным поводам и событиям, имели отношение к судьбоносным моментам гражданской войны, например, обороне Петрограда, борьбе с иностранными оккупантами, обращены к конкретной аудитории (женщинам, казачеству и т. д.), несли общую идеологическую нагрузку (антимонархическую, агитацию к мировой революции и проч.). Благодаря воздействию на массовое сознание, на его подсознательные глубины, плакат имеет большое значение как источник массовой психологии.

 

В монографии прослеживаются истоки искусства плаката, выросшего из коммерческой рекламы, особенности отражения в нем литературного и идеологического содержания. Полонский рассматривает на отдельных образцах советского плаката общие стилистические особенности, специфику авторской манеры отдельных художников, сообщает сведения об их творческой биографии. Последовательно рассматриваются периоды развития раннего советского плаката, в том числе в связи с событиями, происходившими в стране и мире в 1918—1922 гг., его техническая и художественная эволюция. Полонский кратко охарактеризовал и агитационную работу белогвардейцев, также осуществлявшуюся посредством плакатного искусства.

 

В книге опубликован каталог плакатов, изданных за годы гражданской войны. Плакаты распределены по нескольким тематическим разделам: «Голод», «Борьба за знание», «Эксплуататоры и эксплуатируемые», «Борьба с Польшей» и др. Этот перечень стал первым в своем роде, он был составлен на основе коллекции плакатов ленинградского Музея Революции. Для каждого экземпляра приводится название, размеры, техника печати и автор.

 

 

 

Русский революционный плакат / Вячеслав Полонский. — Москва : Государственное издательство, 1925. — 192 с., ил.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие... 3

Глава первая. 7

Глава вторая. 27

Глава третья... 35

Глава четвертая... 63

Глава пятая. 85

Глава шестая. 111

СПИСОК ПЛАКАТОВ, ИЗДАННЫХ ЗА ВРЕМЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Предисловие. 121

Раздел первый. Эксплоататоры и эксплоатируемые. Мировой капитал. Царь и его подручные. 123

Раздел второй. За советскую власть. Международная революция. Коминтерн. РКП (б). Комсомол. Первое мая. Субботники и воскресники... 129

Раздел третий. Гражданская война. Борьба с белыми генералами. Колчак, Деникин, Юденич, Врангель. Борьба с Польшей. Казаки и дезертиры. Женщина и революция.. 139

Раздел четвертый. Смычка... 154

Раздел пятый. Мирный труд. Борьба с разрухой. Городское и крестьянское хозяйство. Продразверстка и налоги. Борьба за подъем хозяйства. Профсоюзы. Транспорт и топливо. Кооперация... 157

Раздел шестой. Юбилей октября... 174

Раздел седьмой. Борьба за знание. Забота о детях.. 177

Раздел восьмой. Голод. 181

Раздел девятый. На фронте эпидемий. 184

Раздел десятый. Плакаты на разных языках.. 186

 

 

ПЕРЕЧЕНЬ ИЛЛЮСТРАЦИЙ В ТЕКСТЕ И ЛИТОГРАФИЙ НА ВКЛАДНЫХ ЛИСТАХ

 

1. П. АЛЯКРИНСКИЙ. Раненый красноармеец найдет себе мать и сестру в каждой трудящейся женщине 47

2. П. АЛЯКРИНСКИЙ. Все на помощь семьям красноармейцев... 104

3. АПСИТ. Вперед на защиту Урала.. 19

4. АПСИТ. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!. 27

5. АПСИТ. 1 Мая. Литография.. 26—27

6. АПСИТ. Интернационал... 28

7. АПСИТ. Год пролетарской диктатуры... 29

8. АПСИТ. Мщение царям... 30

9. АПСИТ. Грудью на защиту Петрограда... 35

10. АПСИТ. На коня, пролетарий... 36

11. АПСИТ. Граждане, сдавайте оружие... 38

12. АПСИТ. Отступая перед Красной Армией, белогвардейцы жгут хлеб.. 43

13. АПСИТ. Дезертир работает на царских генералов и капиталистов.. 71

14. АПСИТ. Год Красной Армии... 75

15. АПСИТ. Для крестьян правдивый сказ.. 111

16. АПСИТ. Корабль контр-революции... 130

17. АПСИТ. Беспартийный... 134

18. АПСИТ. В минуту смертельной опасности. 141

19. ДЕНИ. Под маской мира.. 11

20. ДЕНИ. Лига наций. Литография. 12—13

21. ДЕНИ. Каждый удар молотом удар по врагу.. 17

22. ДЕНИ. Долг каждого честного гражданина.. 18

23. ДЕНИ. Деникинская банда. Литография... 18—19

24. ДЕНИ. Антанта.. 23

25. ДЕНИ. Манифест. Вся власть помещикам и капиталистам. 36—37

26. ДЕНИ. Освободители... 43

27. ДЕНИ. Ясновельможная Польша... 49

28. ДЕНИ. Крестьянин! Польский помещик хочет сделать тебя рабом... 49

29. ДЕНИ. Палачи терзают Украину.. 50

30. ДЕНИ. ІІІ-й Интернационал. Литография.. 62—63

31. ДЕНИ. Три гренадера.. 63

32. ДЕНИ. Хлебный паук... 69

33. ДЕНИ. Или смерть капиталу, или смерть под пятой капитала. Литография. 70—71

34. ДЕНИ. Земли и фабрики — помещикам и капиталистам. Литография.. 70—71

35. ДЕНИ. Капитал. Литография. 84—85

36. ДЕНИ. Французская булка голодному. 86

37. ДЕНИ. На могиле контр-революции. Литография... 86—87

38. ДЕНИ. Учредительное собрание. Литография. 86—87

39. ДЕНИ. Селянская богородица... 87

40. ДЕНИ. Все люди братья, люблю с них брать я. 88

41. ДЕНИ. Пауки и мухи.. 89

42. Б. ЗВОРЫКИН. Борьба красного рыцаря с темной силой... 128

43. С. ИВАНОВ. Да здравствует III Коммунистический Интернационал. Литография.. 136—137

44. С. ИВАНОВ. Граждане, делайте себе противохолерные прививки.. 132

45. П. КИСЕЛИС. Товарищи, все на Урал.. 145

46. Н. КОГОУТ. Оружием мы добили врага. 102

47. Н. КОЧЕРГИН. Враг у ворот.. 38

48. Н. КОЧЕРГИН. Да здравствует Красная Армия. 41

49. Н. КОЧЕРГИН. 1 Мая 1920 года.. 91

50. Н. КОЧЕРГИН. Милиционная армия — армия труда. 92

51. Н. КОЧЕРГИН. Да здравствует братство всех народов Кавказа. Литография... 92—93

52. Н. КОЧЕРГИН. Товарищам — украинцам. 131

53. Н. КОЧЕРГИН. 1 Мая (На грузин. яз.) Литография. 138—139

54. Н. КРИНСКИЙ. Все на работу.. 79

55. Н. КРИНСКИЙ. Следи за умывальником. 103

56. В. ЛЕБЕДЕВ. К агитации за закрытие рынков. Литография...104—105

57. В. ЛЕБЕДЕВ. Колчак и Антанта.. 105

58. В. ЛЕБЕДЕВ. Борьба с эпидемиями... 106

59. В. ЛЕБЕДЕВ. По Европе движется красный призрак коммунизма. Литография.106—107

60. В. ЛЕБЕДЕВ. Первомайское шествие рабочих. Литография...108—109

61. ЛЕВИН. Почему нет помощи от Румынии. Окно «Роста». Литография. 60—61

62. И. МАЛЮТИН. На польский фронт.. 50

63. И. МАЛЮТИН. Последний баронишко. Окно «Роста» Литография... 60—61

64. И. МАЛЮТИН. Если не хотите воевать больше. 99

65. И. МАЛЮТИН. К России с миром тянется рукой. Литография...... 102—103

66. И. МАЛЮТИН. На польский фронт. Литография... 150—151

67. В. МАЯКОВСКИЙ. Вот по 11 ноября отчет... 51

68. В. МАЯКОВСКИЙ. Сколько миллионов голодных. Окно «Роста». Литография... 60—61

69. В. МАЯКОВСКИЙ. Украинцев и русских клич один.. 98

70. В. МАЯКОВСКИЙ. На польский фронт. Литография. 98—99

71. Д. МЕЛЬНИКОВ. Мы не можем одобрить изъятие из храмов. 100

72. Д. МЕЛЬНИКОВ. По копеечке с крестьянства собралось церквей убранство. Литография 116—117

73. Д. МООР. Смерть мировому империализму. Литография. 6—7

74. Д. МООР. Помоги.. 9

75. Д. МООР. Ты записался добровольцем. Литография.. 14—15

76. Д. МООР. Царские полки и Красная армия. Литография... 16—17

77. Д. МООР. Советская Россия — осажденный лагерь. Литография. 34—35

78. Д. МООР. Врангель еще жив.. 37

79. Д. МООР. Казак! Тебя толкают на страшное, кровавое дело... 59

80. Д. МООР. Петрограда не отдадим. Литография.. 40—41

81. Д. МООР. Казак, ты с кем? Литография. 44—45

82. Д. МООР. Будь на страже!. 46

83. Д. МООР. Красный солдат на фронте не обут, не одет. 47

84. Д. МООР. Враг у ворот. Литография. 48—49

85. Д. МООР. Накануне всемирной революции. Литография.. 48—49

86. Д. МООР. Кто за Советы.. 65

87. Д. МООР. Кто против Советов... 65

88. Д. МООР. Один с сошкой, семеро с ложкой... 68

89. Д. МООР. Суд народный. 73

90. Д. МООР. Труд... 77

91. Д. МООР. Тройку загнали, пара не вывезет... 85

92. Д. МООР. 1 фунт церковного серебра.. 93

93. Д. МООР. 1 Мая — всероссийский субботник... 93

94. Д. МООР. Уходящая шляхта... 94

95. Д. МООР. Безбожник. Литография. 94—95

96. Д. МООР. Товарищи мусульмане. Литография.. 94—95

97. Д. МООР. Советская репка. Литография..110—111

98. Д. МООР. Рано пташечка запела. Литография...112—113

99. Д. МООР. Красный подарок белому пану. Литография..120—121

100. Д. МООР. Saluto compagni. Литография.. 134—135

101. Д. МООР. Руку, дезертир.. 151

102. Д. МООР. «Народам Кавказа». Литография..152—153

103. Д. МООР. Рождество. Литография.

104. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Карл Маркс. Литография... 2—3

105. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Ленин. Литография. 4—5

106. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Октябрьская революция к светлому будущему... 7

107. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Знание разорвет цепи рабства... 12

108. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Wir fernichten die grenzen. 13

109. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Тов. Ленин очищает землю от нечисти.. 14

110. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Готовься к зиме. 16

111. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Добей врага.. 20

112. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Остерегайтесь меньшевиков и эсеров. Литография... 20—21

113. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Без надписи. 31

114. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Да здравствует всеобщее военное обучение трудящихся... 45

115. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Посылайте в Советы коммунистов... 47

116. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Женщины, гоните дезертиров. 47

117. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Знание — всем. Литография.. 48—49

118—136. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. 19 стенок агитпоездов. 52—60

137. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Меньшевик и 26. 70

138. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Дезертир труда является пособником контр-революции... 72

139. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Дети — цветы коммуны. Литография.. 74—75

140. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Мощным ударом труда мы разрушим оковы разрухи. 99

141. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Как было раньше, как теперь. 125

142. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Правдой против силы, боем против зла... 127

143. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Всемирное вооружение народов.. 132

144. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Коммунистические воскресники... 135

145. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Граждане Кубани! сегодня всекубанский субботник.. 136

146. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. 1 Мая праздник всех трудящихся. Литография... 136—137

147. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Крестьянин, отдай оружие. 141

148. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Всеобщее военное обучение — залог победы... 142

149. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Освобождение женщины востока. Литография...152—153

150. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Советская власть — залог нерушимого союза крестьян и рабочих. Литография. 154—155

151. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Только тесный, неразрывный союз крестьян и рабочих... 155

152. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. В братском единении труда крестьян и рабочих. 156

153. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Возрождение производства в рабочей стране. 157

154. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Братский союз города и деревни победит разруху.. 159

155.НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Электрификация и контр-революция. 165

156. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Профсоюзы — строители коммунизма. 167

157. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Товарищи водники!. 169

158. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Пролетарии России разорвали цепи рабства.. 174

159. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Ясли, детские сады, общественные столовые раскрепостят женщину.. 179

160. НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК. Тиф — последний враг. 185

161. Н. ПОМАНСКИЙ. Хлеб даст нам только Красная Армия... 42

162. А. РАДАКОВ. Неграмотный тот же слепой. Литография.. 90—91

163. А. РАДАКОВ. Жизнь безграмотного... 113

164. А. РАДАКОВ. Безграмотные. Грамотные. Литография.178—179

165. И. СИМАКОВ. Помни о голодающих... 15

166. И. СИМАКОВ. Да здравствует пролетарский праздник. Литография.. 78—79

167. И. СИМАКОВ. Книга ничто иное, как человек, говорящий публично. 175

168. Н. СМИРНОВ. В минуту смертельной опасности... 22

169. В. СПАССКИЙ. Товарищ, охраняй мосты. 21

170. В. СПАССКИЙ. На кого работают дезертиры. Литография... 66—67

171. В. СПАССКИЙ. Дубинушка... 81

172. В. СПАССКИЙ. Красная винтовка... 115

173. В. СПАССКИЙ. К маяку Коммунистического Интернационала. 133

174. В. СПАССКИЙ. Хлеб и уголь.. 146

175. В. СПАССКИЙ. Сказ про казака Ерему.. 149

176. В. ФИДМАН. Враг хочет захватить Москву. Литография.. 44—45

177. М. ЧЕРЕМНЫХ. Если не хотите возврата к прошлому. Литография 44—45

178. М. ЧЕРЕМНЫХ. Расплывается в улыбку белогвардейская печать. Окно «Роста». Литография... 60—61

179. М. ЧЕРЕМНЫХ. Кто не сдал налога. Окно «Роста». Литография 60—61

180. М. ЧЕРЕМНЫХ. Декрет: торговля свободна. Окно «Роста». Литография 60—61

181. М. ЧЕРЕМНЫХ. В шикарном вагоне... Окно «Роста». Литография... 60—61

182. М. ЧЕРЕМНЫХ. Опыт новой экономической политики... Окно «Роста». Литография. 60—61

183. М. ЧЕРЕМНЫХ. И в Самаре, и в Рязани... Окно «Роста». Литография 60—61

184. М. ЧЕРЕМНЫХ. Что ждет непривитых. Окно «Роста». Литография 60—61

185. М. ЧЕРЕМНЫХ. Всем объясняйте это. 64

186. М. ЧЕРЕМНЫХ. Надо помочь голодающей Волге.. 95

187. М. ЧЕРЕМНЫХ. Граждане! поймите же наконец. 95

188. М. ЧЕРЕМНЫХ. Чтобы не были брюха порожненьки. 97

189. М. ЧЕРЕМНЫХ. Фрагмент плаката. Литография.. 98—99

190. М. ЧЕРЕМНЫХ. Чини, товарищ, красный путь. Литография...100—101

191. УНОВИС. Клином красным бей белых.. 139

 

 

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou Многокрасочная литография 69×49 см. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР. «Царские полки и Красная армия. За что сражались прежде, за что сражаются теперь»

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou.

Многокрасочная литография 69×49 см. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР.

«Царские полки и Красная армия. За что сражались прежде, за что сражаются теперь».

 

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Неизвестный художник. Баку. L'auteur inconnu. Bakou Многокрасочная литография 70×100 см. Госиздат. «Азерцентропечать» Баку. «Пролетарии всех стран, соединяйтесь! Карл Маркс».

Неизвестный художник. Баку. L'auteur inconnu. Bakou

Многокрасочная литография 70×100 см. Госиздат. «Азерцентропечать» Баку.

«Пролетарии всех стран, соединяйтесь! Карл Маркс».

 

 

—стр. 3—

 

В истории пролетарской революции плакат сыграл немалую роль. Получив развитие, какого не знали Европа и заокеанские страны, революционный плакат являет собой живописный памятник, подобного которому не оставила ни одна эпоха.

 

Рожденный революционной улицей, плакат является, вместе с тем, созданием русского искусства, и это двойное происхождение придает ему особый интерес. Будущий историк революции, как и историк искусства, не сможет миновать главы о плакате, именно в революционные годы пережившем дни еще непревзойденного расцвета.

 

Сыграв блестящую роль в годы бурь и натиска, плакат, однако, далеко не исчерпал заложенных в нем возможностей. Золотой век его впереди. Это, мы полагаем, дает основание привлечь внимание читателя к героическому периоду его развития.

 

Нам думается, кроме того, что именно с помощью этого порождения улиц и площадей произойдет то сближение искусства с народом, которого ожидали иные мечтатели. Не картины, развешенные по музеям, не книжные иллюстрации, ходящие по рукам любителей, не фрески, доступные обозрению немногих, но плакат и „лубок“ — миллионный, массовой, уличный — приблизит искусство к народу, покажет ему, что и как можно сделать с помощью кисти и краски, заинтересует своим мастерством и развяжет нерастраченные запасы художественных возможностей, дремлющих в народном сознании. В последнем смысле мы приписываем этому виду искусства огромную художественно-просветительную миссию.

 

 

Тема о плакате для автора этих строк не случайна. В годы гражданской войны (1916—1922) ему довелось руководить редакционно-издательской работой, обслуживавшей Красную армию. Одной из важнейших отраслей этой работы был плакат. Непосредственное

 

 

—стр. 4—

 

участие в его создании и послужило автору этих строк основанием для составления настоящего очерка, подытоживающего личный опыт и сообщающего некоторые фактические сведения, которые сохранила его память.

 

Предлагаемая работа — не исследование о революционном плакате, претендующее на исчерпывающий анализ его формальных особенностей и на обстоятельное описание его исторического развития, — для такого труда, пожалуй, время еще не настало.

 

Но если настоящая книга послужит материалом будущим историкам революции и искусства, а также подчеркнет роль, сыгранную плакатом в годы борьбы, автор будет чувствовать себя удовлетворенным.

 

Москва.

Май 1924.

 

 

Неизвестный художник. Москва. L'auteur inconnu. Moskou «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма».

Неизвестный художник. Москва. L'auteur inconnu. Moskou

«Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма».

 

 

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

 

 

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou Многокрасочн. литография 70×106 см. Лит.-Издат. Отдел. Политупр. РВСР. «Смерть мировому империализму».

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou

Многокрасочн. литография 70×106 см. Лит.-Издат. Отдел. Политупр. РВСР.

«Смерть мировому империализму».

 

 

—стр. 7—

 

Неизвестный художник. Москва. Многокрасочная литограф. 70×100 см. Литиздат. Отдел Цектрана и политупр. НКПС. Москва. 1921 г. «Октябрьская революция — мост к светлому будущему».

Неизвестный художник. Москва.

Многокрасочная литограф. 70×100 см. Литиздат. Отдел Цектрана и политупр. НКПС. Москва. 1921 г.

«Октябрьская революция — мост к светлому будущему».

 

 

І

 

Плакат — порождение индустриального города с его лихорадкой движения, конкуренцией и лозунгом улиц и площадей: „не зевай“. На торопливых перекрестках, где в разные стороны льются люди, лошади и машины — нет времени ни стоять, ни зевать. На этот водоворот и рассчитан плакат. На ходу, на бегу, впопыхах, в экипаже или с подножки трамвая, в моторе или перебегая с угла на угол — человек слышит властный окрик: „стой“.

 

Это плакат. Он кричит с забора, со стены, с витрины. Он нагло прыгает прохожему в зрачки. Хочет прохожий того или не хочет, занят он или нет, спешит или убивает время — плакат внимание на себя обратил. Чем? Прежде всего — огнем цветных пятен, своеобразным и кричащим сочетанием красок. Эта черта определяет плакат. Его задача — выйти из ряда, пробиться вперед из массы листов, афиш, объявлений, облепивших заборы и стены. И то, что хочет, плакат должен сказать в один прием, без разжевыванья, без размышлений. Он весь в этом ударе — односложном, но метком, незамысловатом, но впечатляющем. Надпись его коротка, как вскрик. Рисунок элементарен, как схема. Что выражено двумя, тремя словами, то

 

 

—стр. 8—

 

показано красками ярчайшими, без лишнего мазка, с ясностью предельной. В тексте не должно быть лишнего слова, в живописной композиции — лишнего штриха. Экономия — прежде всего. Плакат является живописным выразителем формулы, которой подчинена вся коммерческая, торгово-промышленная жизнь индустриальных стран: „время — деньги“.

 

Указанные черты определяют живописную конструкцию плаката. Он не требует детализации. Предмет в плакате трактуется схематически. Форма подчеркивается, основными линиями, резкими и глубокими. Расцветка — красками чистыми, насыщенными, без полутонов, нюансов, оттенков — сплошными заливками. От здания сохраняется лишь архитектурный абрис. Толпа схватывается общим контуром — масса, движенье, бег декоративных пятен. Повторяем — плакат ловится на лету. Порожденный динамикой города, он воспринимается в движении.

 

Таким плакат вырос на улицах Парижа, Лондона, Берлина, Нью-Йорка. В сторону крайней экспрессивности он эволюционировал от первых литографий французского рисовальщика Жюля Шере, которыми и открывается история европейского плаката вообще.

 

 

II

 

Старый плакат был создан и усовершенствован промышленной и торговой конкуренцией. Исключения не составляет плакат театральный, книжный или плакат-кино. Первые рекламные литографии Жюля Шере обслуживали именно театр и книжные фирмы. Впервые получив широкое распространение во Франции в 60-х годах прошлого столетия, плакат быстро завоевал признание в индустриальных странах, и это обстоятельство показывает, что плакат был счастливой „находкой“, пришедшейся очень кстати.

 

Значение этой находки заключалось в том, что искусство — великолепная забава владык мира, украшение дворцов и музеев — шло на службу капиталу, отдавая ему чары своего могущества. Капитал приобретал в лице художника несравненного слугу, обладавшего тайной психологического внушения: он умел в очаровательной форме, краской и штрихом, лаская глаз и возбуждая так называемое чувство прекрасного, гипнотически внушать потребителю название и адрес фирмы, вырабатывавшей продукт, который потребитель должен предпочесть всякому другому. В длинном списке западных художников, работавших над плакатом, мы встречаем Стейнлена и Форена, Валлотона, Тулуз-Лотрека и Гийома, Оноре Домье и Франца Штукка, Т. Т. Гейне, Отто Фишера и Макса Клингера, Э. Гильдебранда и Бердслея, Вальтера Крэна и ван-Риссельберга. Этот список мы могли 6ы увеличить, но приведенных имен достаточно,

 

 

Д. Моор. Москва Однокрасочная литография 70×106 см. Москва. Высш. Воен. Ред. Сов. «ПОМОГИ»

Д. Моор. Москва

Однокрасочная литография 70×106 см. Москва. Высш. Воен. Ред. Сов.

«ПОМОГИ»

 

 

—стр. 11—

 

чтобы показать, что высокое искусство оказалось на службе у торговли и промышленности.

 

Капиталисты быстро оценили могучую силу этого превосходного способа „агитации и пропаганды“.

 

 

Дени. Москва Многокрасочная литография 53×35 см. Гос. Издат. Москва 1920. Антанта под маской мира

Дени. Москва

Многокрасочная литография 53×35 см. Гос. Издат. Москва 1920.

«Антанта под маской мира».

 

 

Но, сумев привлечь выдающихся художников, торговая реклама не смогла им дать материала, достойного высокого мастерства. Лучшие образцы рекламного плаката, несмотря на свои формальные достоинства, оказываются мертвыми произведениями искусства.

 

Причина их мертвенности лежала, разумеется, в плоском и ничтожном литературном содержании, в его полнейшей безыдей-

 

 

—стр. 12—

 

ности, в узкой приспособленности к коммерческим, приобретательским интересам заказчиков.

 

Анализ каждого вида рекламного плаката — торгового, плаката-кино, театрального, книжного и т. п. — не входит в нашу задачу. Всем им свойственны одни и те же черты, все они в равной степени стремятся к одной и той же цели. Их общие особенности наиболее четко отразились в плакате торговом, о котором мы, главным образом, и будем говорить, противопоставляя его плакату революционному.

 

Неизвестный художник. Ленинград. «Знание разорвет цепи рабства».

Неизвестный художник. Ленинград.

«Знание разорвет цепи рабства».

 

 

Центральное место в рекламном плакате занимает оповещение потребителя о существовании фирмы, изготовляющей определенные предметы. Наилучшим образцом является знаменитый плакат, сделанный немецким художником Ю. Бернгардом, изображающий на ярком фоне лакированный башмак с одним только словом «Штиллер». Плакат этот — самый лаконичный из всех, какие нам известны. Мелькнув перед глазами однажды, он крепко западает в память. Юлиус Бернгард этой литографией создал классический образец упрощенной, но выразительной художественной рекламы. Нетрудно видеть, что этот „классический“ образец начисто лишен какой 6ы то ни было «темы». Но именно нищета его и помогла Бернгарду добиться столь исключительного лаконизма. Этого качества торговый плакат лишается по мере усложнения задания. Но как 6ы ни возрастала его сложность — оно ограничивается перечислением фирмы, продукта, качества, местонахождения. Каким 6ы путем художник ни подходил к разрешению задачи — вносил ли 6ы он юмористический элемент, как в известном плакате „Карандаши Пенкаля“, или изображал пейзаж или жанровую картину, схематизируя и упрощая формы („Шоколад Гала-Петер“ и др.), — требования торгового плаката в области его литературной темы не шли дальше указанных положений. Ограниченность „темы“ облегчила его создание и, вместе с тем, лишила всякого одухотворяющего пафоса.

 

 

В. Дени. Москва. V. Deni. Moskou. Многокрасочная литография 70×100 см. Москва. Лит.-Издат. Отд. Политуправления РВСР. «ЛИГА НАЦИЙ. „Желтый Интернационал“. Капиталисты всех стран соединяйтесь!»

В. Дени. Москва. V. Deni. Moskou.

Многокрасочная литография 70×100 см. Москва. Лит.-Издат. Отд. Политуправления РВСР.

«ЛИГА НАЦИЙ. „Желтый Интернационал“. Капиталисты всех стран соединяйтесь!»

 

 

—стр. 13—

 

III

 

Все те черты, каких лишен был старый плакат, — идейная злободневность, живая связь с общественными интересами, внутренняя значительность, способная взволновать зрителя, — оказываются свойственными плакату революционному. Старый плакат затрагивал одну из потребностей зрителя, почти всегда несущественного характера, по сравнению с основными жизненными его заботами. Плакат революционный касается самого главного, — он говорит о жизни и смерти, о борьбе и победе, о насилии и свободе, о хлебе и человечестве, о настоящем и будущем, — о темах широкого, мирового охвата.

 

 

Неизвестный художник. Ленинград. «Мы разрушаем границы между странами».

Неизвестный художник. Ленинград.

«Мы разрушаем границы между странами».

 

 

Трудность конструкции плаката растет по мере усложнения литературной темы. В этом смысле можно сказать, что содержательность и плакатность — понятия антагонистические. А так как особенностью плаката революции является сложная литературная тема, связанная с кровными интересами народных масс, то нам сделаются понятными трудности, которые приходилось преодолевать художникам революции. Рекламный плакат стремился лишь забить гвоздь памяти в сознание (потребителя; революционный не

 

 

—стр. 14—

 

ограничивается информацией. Он требует, призывает, приказывает, повелевает. Плакат — орудие массового внушения, средство организации коллективной психологии. Резкое отличие плаката революционного от плаката-рекламы сделается ясным, если „классической“ рекламной литографии Бернгарда, о которой мы говорили выше, будет противопоставлена классическая „революционная“ литография Д. Моора: „Ты записался добровольцем?“ По своей лаконической простоте, необычайной яркости, несмотря на красочную бедность — этот плакат может почитаться одним из лучших образцов нашей революционной коллекции. Ударная надпись, повелительный взгляд и твердый жест, неотступно следующие за прохожим, сообщают плакату большую силу. Его нельзя не заметить даже издали; его нельзя забыть, раз увидев; нельзя уклониться от вопроса, заданного в упор. — Плакат этот был брошен на улицы в дни, когда напряжение борьбы требовало притока новых сил в Красную армию. И всякий гражданин, честный или бесчестный, встретясь с повелительным взглядом красноармейца, проверял свое отношение к исполнению гражданского долга.

 

 

Неизвестный художник. Казань Многокрасочная литография 50×68 см. Изд. Политотдела Запас. Армии Республики. «Тов. Ленин ОЧИЩАЕТ землю от нечисти».

Неизвестный художник. Казань

Многокрасочная литография 50×68 см. Изд. Политотдела Запас. Армии Республики.

«Тов. Ленин ОЧИЩАЕТ землю от нечисти».

 

 

Не менее выдающимся образцом является другая литография того же художника, созданная в эпоху борьбы с голодом в Поволжьи. В области лаконизации, выразительной сжатости при огромном „литературном“ содержании и императивной силе художнику удалось достичь предела. Надпись состоит из одного слова: „Помоги“, которая и умоляет и приказывает. Использована всего лишь одна краска. Черный фон придает чрезвычайную мрачность плакату, бьющему по нервам; белая фигура голодного и сгоревший колос, переломленный ветром, врезаются в память.

 

 

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou. Двухкрасочная литография 70×106 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР. «Ты записался добровольцем?»

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou.

Двухкрасочная литография 70×106 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР.

«Ты записался добровольцем?»

 

 

 

—стр. 15—

 

Достаточно сравнить „Башмак“ Штиллера с только что упомянутыми литографиями, чтобы увидеть, какая пропасть отделяет плакат революционный от плаката-рекламы.

 

 

IV

 

Потребитель старого плаката его „эстетические“ достоинства ставил на первое место. Плакат должен „ласкать“ глаз, он обязан был быть „аппетитным“. Эти свойства достигались качеством бумаги, тщательной проработкой поверхности, старательным выбором красок, богатством цветовой гаммы. Мастеру предлагалось взвешивать, сравнивать, выбирать. Революционный плакат такой роскоши предоставить своему художнику не мог. Времени у нас было, что называется, „в обрез“.

 

Материальных средств — очень немного. Цветовое богатство, приходилось, из экономии, низводить до крайности; лишняя краска — лишний прокат машины, лишние часы работы. Случалось, что время не позволяло и думать о многокрасочном плакате.

 

Потому-то цветные литографии изготовлялись лишь в случаях, когда можно было „повременить“ с выходом в свет. Такие плакаты трактовали чаще всего общие темы, не связанные с ударными задачами текущей минуты. Таковы, например: „Смерть мировому империализму“, „Царские полки и Красная армия“, „Деникинская банда“ и другие. При этом работать приходилось спешно: телеграфная скорость иногда казалась недостаточной. Перечисленные обстоятельства избавили наш плакат от эстетизма, зализанности, ювелирной отделки. Он грубоват, жестковат, далеко не „изящен“, „красивым“ назвать его можно только в редких случаях.

 

 

И. Симаков. Ленинград Многокрасочная литография 60×80 см. Петроград. Госиздат 1921 г. «Помни о голодающих!»

И. Симаков. Ленинград

Многокрасочная литография 60×80 см. Петроград. Госиздат 1921 г.

«Помни о голодающих!»

 

 

Да и должен ли быть плакат красивым вообще? Требуется ли, чтобы он „ласкал“ глаз, создавал „приятное“ зрительное впечатле-

 

 

—стр. 16—

 

ние, возбуждал „эмоции“, которые называются эстетическими? Нам думается, что предъявлять такие требования плакату, значит навязывать ему свойства, не вытекающие из его природы. Плакат — не украшение гостиной; это также не предмет роскоши, не безделушка, созданная для любования. Плакат — удар набатного колокола, созданный с помощью живописных средств; голос его должен быть зычен — и вовсе не обязательно, чтобы он щекотал слух. Крик должен быть услышан, хотя 6ы пришлось нарушить законы изящного. В том беззвучном зрительном шуме, который производит стена или забор, оклеенные цветными листами, голос плаката должен перекричать всех — иначе его не заметят, иначе он утонет в море красок и шрифтов, умрет, не добившись цели — быть услышанным. Шопот не свойствен плакату. Это удел украшений гостиных и музеев, где тишина и покой предрасполагают к созерцательному любованию.

 

 

Неизвестный художник. Москва. Многокрасочн. литография 68×106 см. Лит. Изд. Отд. Цектрана. «ГОТОВЬСЯ К ЗИМЕ!!!»

Неизвестный художник. Москва.

Многокрасочн. литография 68×106 см. Лит. Изд. Отд. Цектрана.

«ГОТОВЬСЯ К ЗИМЕ!!!»

 

 

Искусство плаката — искусство уличное; тишина для него непереносима; суматошная стихия города, создав плакат, отразила в нем свою беспокойную, мятежную, крикливую природу. Потому-то нельзя этому порождению улицы предъявлять требования, уместные в буржуазном салоне. Плакат груб, как уличный мальчишка, его и следует принять таким, каков он есть, нисколько не бонтонным и совсем не благовоспитанным. Он оскорбляет изысканный вкус эстета — что ж делать: такова улица, в особенности улица революционной эпохи, — о лайковых перчатках, да еще девственного белого цвета, она имеет представление весьма смутное. Органическая неблаговоспитанность плаката и была, вероятно, главной причиной, которая отталкивала от него мастеров, приходивших в священный ужас от мысли перенести мастерскую на шумную площадь и плоды своего высокого вдохновенья отдать на суд „непросвещенной черни".

 

 

—стр. 17—

 

V

 

Сложность создания революционной литографии усугублялась тем обстоятельством, что в России искусство плаката вообще находилось в младенческом состоянии. Собственного опыта у нас не было, или почти не было. Для усвоения же успехов заграничных мастеров русские художники до революции не имели побудительных оснований. Потому-то нашим живописцам, принявшимся за плакат, пришлось в течение короткого промежутка времени пройти весь тот путь исканий, который творцы старого плаката прошли в течение десятилетий.

 

 

Дени. Москва. Двухкрасочная литография 106×72 см. Лит.-изд. Отд. Политупр. РВСР. 1920. «Каждый удар молота — удар по врагу!»

Дени. Москва.

Двухкрасочная литография 106×72 см. Лит.-изд. Отд. Политупр. РВСР. 1920.

«Каждый удар молота — удар по врагу!»

 

 

Русский рекламный плакат влачил жалкое существование прежде всего потому, что наш торговый оборот был слабо развит. Невысокая степень промышленного развития нашей страны и бедность внутреннего рынка обусловили неторопливость нашего быта, медлительный темп жизни, отсутствие какой 6ы то ни было горячки. Наши города, число которых весьма невелико в сравнении с общей численностью населения и огромными пространствами, нисколько не походили на шумные, стремительные, полные беспокойной сутолоки промышленные центры Европы и Америки.

 

 

—стр. 18—

 

А динамизм города вместе с бешеной конкуренцией и были вдохновителями плаката. Потому-то плакат в России до революции оказался чужеземным цветком. Перекочевав к нам с Запада, он не мог процветать, — быт не давал ему тех соков, в которых нуждается это уличное искусство. Большее значение, чем торговый, получил в России кино-плакат, коллекция которого дает любопытный материал для изучения как психологии воздействия плаката на зрителя вообще, так и технических приемов его выполнения. Но в области кино-плаката сделано в России еще меньше, чем в области плаката-рекламы. Здесь безраздельно господствовали иностранные литографии, чаще всего прибывавшие из-за границы вместе с фильмами, либо служившие образцами для рабского подражания. Немалое значение оказало при этом то обстоятельство, что русские мастера, проникнутые гордым величием своего высокого призвания, вдохновенно украшали дворцы, музеи и купеческие особняки, гнушаясь плакатом, как „низким“ искусством, предпочитая играть роль украшателей жилищ и зрелищ „избранного общества“. Театр и музыка, которые могли 6ы привлечь к плакату крупных художников, этого не делали или делали очень редко. В столь же малой степени интересовались плакатом книжные фирмы, не пытавшиеся даже обложку книги насытить плакатными свойствами.

 

 

Дени. Москва. Двухкрасочн. литография 70×166 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР. «Долг каждого честного гражданина прийти на помощь раненому и больному красноармейцу!!!»

Дени. Москва.

Двухкрасочн. литография 70×166 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР.

«Долг каждого честного гражданина прийти на помощь раненому и больному красноармейцу!!!»

 

 

В. Н. Дени. Москва. V. Deni. Moskou. Стихи Д. Бедного. Многокрасочная литография. 68×104 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР. «Деникинская банда»

В. Н. Дени. Москва. V. Deni. Moskou.

Стихи Д. Бедного. Многокрасочная литография. 68×104 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР.

«Деникинская банда»

Защищайте Советы! Защищайте свою волю, свою власть!

Обращение к крестьянам ДЕМЬЯНА БЕДНОГО:

Подходите! Подходите!

На картину посмотрите:

— «Эх, картина. Просто шик» —

Чешет голову мужик.

 

Развалившись на картине.

Сам Деникин в середине.

Сам Деникин-генерал.

Все «правительство» собрал.

 

А правительство-то, эва,

Пуришкевич лысый слева,

Справа бритый важный Туз —

Черносотенный союз.

 

Черносотенная стая:

Снизу — тройца пресвятая.

А у ней над головой —

Поп, Кулак, Городовой.

Вот он батя-богомолец,

Возле бати — Доброволец:

Весь избит и зверски пьян, —

Побеждать идет крестьян.

 

Темный люд на водку падок.

— «Вот вам водка. Дуй из кадок».

Как допьетеся до дна.

Станет правда вам видна.

 

Пей, ребятушки, из кадок.

За помещичий порядок.

За деникинскую плеть

Неча спин своих жалеть.

 

Раньше баре подать брали,

Подать брали — шкуру драли.

Нынче ж власть коль заберут,

С мужиков семь шкур сдерут.

Оберут народ до нитки,

Возместят свои убытки.

Все убытки возместят.

Жир на брюхе отрастят.

 

Забунтуют деревушки,

Баре схватятся за пушки.

Чтобы бар нам вновь свалить,

Кровь рекой придется лить.

 

Чем терпеть нам снова муки

От деникинской науки,

Так не лучше ли вам всем

Не знавать ее совсем.

 

Ой вы, светы мои, други.

Чай, мозги у вас не туги.

Так возьмите же вы в толк:

Кто вам друг и кто вам волк.

Чем Советов вам лишаться,

А потом за них сражаться,

Не сподручней ли для вас—

Не терятъ их ни на час.

 

Так вставайте ж, други-светы,

Защищать свои Советы,

Вашу волю, вашу власть,

Шлите пулю в волчью пасть.

 

Надо, братцы, торопиться

От Деникина отбиться

И, разбив врага в бою,

Жизнь налаживать свою.

 

Делать собственное дело,

Терпеливо и умело,

Честно, просто, без затей,

Без помещичьих плетей.

 

 

—стр. 19—

 

VI

 

Империалистическая война внесла изменения в историю русского плаката. В эпоху 1914—1917 г.г. правительства воюющих стран стали пользоваться цветной литографией как орудием массового внушения. Плакат-реклама на время войны уступил место вербовочным литографиям; листы эти с казенным красноречием приглашали население итти на войну, разжигали любовь к своему отечеству и ненависть к чужому, подымали военный дух и, исчерпав все средства, приглашали, в конце концов, не жалеть сбережений, отдавая их правительству на „великое дело победы“.

 

 

Апсит, Москва. А. Петров (Апсит). Однокрасочная литография 70×104 см. Лит.-Издат. Политупр. РВСР. «Вперед, на защиту Урала!»

Апсит, Москва.

А. Петров (Апсит). Однокрасочная литография 70×104 см. Лит.-Издат. Политупр. РВСР.

«Вперед, на защиту Урала!»

 

 

Следом за союзниками обратило внимание на литографию и царское правительство. Агитация за военные займы 6ыла главной задачей русского военного плаката. Небольшой размах этой агитации, ограниченный подход правительства к своим собственным задачам поставили неширокие пределы развитию плаката. „Казенный“, „формальный“ — халтурный, как сказали 6ы мы теперь — подход к работе привлеченных художников не двинул ни на шаг искусства улицы. Даже выставка английского военного плаката, устроенная в 1916 г. в Ленинграде в Академии Художеств, показавшая и обилие тем, и своеобразие приемов английских мастеров, не оказала поощряющего влияния на техническое совершенство русских военных литографий. Они попрежнему оставались вялыми, жеванными, бесцветными рисунками, выполненными в духе иллюстраторов „Солнца России“ или

 

 

—стр. 20—

 

„Огонька“. Несмотря, однако, на это, некоторая заслуга за военным плакатом имеется. Заключается она в том, что заборы и стены домов стали пестрить лозунгами, далеко не безразличными для широких слоев населения. Неуверенно и с опаской, под строжайшим контролем власти, политика просачивалась на улицу.

 

 

Неизвестный художник. Ленинград Многокрасочная литография 66×100 см. «ДОБЕЙ ВРАГА»

Неизвестный художник. Ленинград

Многокрасочная литография 66×100 см.

«ДОБЕЙ ВРАГА»

 

 

VII

 

Военный плакат был предшественником плаката предвыборного, партийного, политического — в буквальном смысле слова. Революция открыла шлюзы, через которые хлынул на улицу революционный пла-

 

 

Неизвестный художник. Тифлис. L'auteur inconnu. Tiflis. Многокрасочная литография 70×106 см. Госиздат. «Остерегайтесь меньшевиков и эсеров: за ними идут царские генералы, попы и помещики».

Неизвестный художник. Тифлис. L'auteur inconnu. Tiflis.

Многокрасочная литография 70×106 см. Госиздат.

«Остерегайтесь меньшевиков и эсеров: за ними идут царские генералы, попы и помещики».

 

 

—стр. 21—

 

кат. Это знаменовало демократизацию политики, сближение партий с уличной толпой, на суд которой плакат выносил партийные лозунги и призывы. Но в промежуток времени между февральской и Октябрьской революциями роль плаката была все же незначительной. Временное правительство, продолжая традицию своего предшественника, со стен и заборов обращалось к гражданам с требованием денег на продолжение войны, под застенчивым псевдонимом „Займа Свободы“. Политические же партии обращались к плакату лишь в периоды предвыборной борьбы. Предвыборная агитация и была главным делом плаката в эпоху, которая заканчивалась разгоном Учредительного собрания.

 

 

В. Спасский. Москва. Многокрасочная литография 53×68 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР. «Товарищ, охраняй мосты!»

В. Спасский. Москва.

Многокрасочная литография 53×68 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР.

«Товарищ, охраняй мосты!»

 

 

Пересматривая небольшую коллекцию этих литографий, мы видим, что русский плакат в качественном отношении за месяцы революции далеко шагнул вперед.

 

По количеству выпущенных экземпляров, по размерам и богатству красок в этой „дооктябрьской“ коллекции первое место занимают литографии партии с.-р. Некоторые листы, изданные этой партией, по художественным достоинствам являются лучшими из всей серии. Следом за ними идут плакаты крупной буржуазии

 

 

—стр. 22—

 

(к. д., торгово-промышленная партия, комитет мелкой и средней промышленности). Последнее место занимают небольшие по размерам, в небольшом количестве экземпляров изданные, с наименьшим числом красок изготовленные плакаты социал-демократических партий. Среди последних мы имеем плакат, призывающий голосовать за список № 1 — список Р. С.-Д. Р. П. большевиков, первый вообще большевистский плакат. Неопытной рукой выполненный в два цвета, плохо отпечатанный, он, разумеется, терялся на заборах среди многокрасочных, ярких, мастерски сделанных плакатов буржуазии.

 

 

Н. Смирнов. Москва. Двухкрасочная литография 70×106 см. Н. Смирнов. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР. «В минуту смертельной опасности для свободы и революции оружие скрывают только предатели и спекулянты».

Н. Смирнов. Москва.

Двухкрасочная литография 70×106 см. Н. Смирнов. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР.

«В минуту смертельной опасности для свободы и революции оружие скрывают только предатели и спекулянты».

 

 

Эти литографии замыкают собой „дооктябрьский“ период развития русского плаката. Вслед за разгоном Учредительного собрания, после „Бреста“ и краткой „передышки“, с наступлением эпохи „военного коммунизма“ создались условия, потребовавшие исключительного напряжения сил и средств для защиты революции.

 

Этими условиями был подготовлен расцвет революционного плаката.

 

 

Дени. Москва. Многокрасочная литография 52×70 см. Лит.-Изд. Отд. Пол. Упр. РВСР. АНТАНТА

Дени. Москва.

Многокрасочная литография 52×70 см. Лит.-Изд. Отд. Пол. Упр. РВСР.

АНТАНТА

По пояс утопая в крови,

Антанты злобная орда

Глядит, насупив мрачно брови,

На землю вольного труда.

 

Таит Антанта мысли злые,

Мечтая злобно по часам

Отдать Советскую Россию

На растерзанье хищным псам.

 

В угоду разжиревшей клике,

Свободы растоптавшей флаг,

Рычат Юденич и Деникин,

Рычит голодный пес Колчак.

И запах золота почуя

По ветру навострив носы,

В защиту мировых буржуев

Остервенело лезут псы.

 

Но мощная рука рабочих,

Подняв высоко красный стяг,

Как сор отбрасывает прочь их,

Скрепляя боем каждый шаг.

 

Трещат по швам Антанты планы

Борьба — что день, то горячей;

Пустеют без толку карманы

Господ союзных богачей.

На псов надежы очень мало,

Победы путь не так уж прост:

Колчак разшибся близь Урала,

Бедняге отдавили хвост.

 

Подшибли глаз, помяли лапы:

Скулит облезлый пес Колчак:

Глядят союзные сатрапы —

На красный заповедный флаг.

 

И с грудой рент и облигаций,

Решая все дела втроем,

Сидит уныло „Лига наций“

В собачьем обществе своем.

 

 

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

 

 

Апсит. Москва. Apsit. Moskou. Многокрасочная литография 71×94 см. Издательство Всероссийского Центрального Исполнит. Комитета Советов Рабочих, Крестьянск., Красноарм. и Казачьих Депутатов. «1 мая. Рабочим нечего терять, кроме своих цепей, а приобретут они целый мир». К. Маркс и Ф. Энгельс.

Апсит. Москва. Apsit. Moskou.

Многокрасочная литография 71×94 см. Издательство Всероссийского Центрального Исполнит. Комитета Советов Рабочих, Крестьянск., Красноарм. и Казачьих Депутатов.

«1 мая. Рабочим нечего терять, кроме своих цепей, а приобретут они целый мир». К. Маркс и Ф. Энгельс.

 

 

—стр. 27—

 

Апсит. Москва. «Пролетарии всех стран соединяйтесь!!!»

Апсит. Москва.

«Пролетарии всех стран соединяйтесь!!!»

 

 

I.

 

Первые литографии, открывшие послеоктябрьский период развития русского плаката, были выпущены издательством Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов Р. К. К. и К. депутатов в тысяча девятьсот восемнадцатом году. Художественной ценности они не имеют. Листы большого размера (чаще всего 66 на 106 см), они ни яркостью колорита, несмотря на употребление 4—5—6 красок, ни оригинальностью композиции, ни революционным пафосом похвастать не могли. Со стороны живописной техники это были банальные народные картинки, которые родословную свою вели от дурных сытинских лубков; отличались они лишь тем, что благообразные и благонадежные сюжеты сытинских литографий были заменены сюжетами, лишенными всяких благонадежности и благообразия. К тому же, эти листы, сделанные неряшливо, были вконец испорчены дурной работой литографов. И все-таки появление их сопровождалось шумным успехом. Привлекали новизна и смелость содержания. Плохо, малограмотно, односложно, но впервые (если не считать несколько случайных лубков на политические темы, выпущенных некоторыми издательствами до Октября) перед глазами народных масс безбоязненно карандашом и кистью трактовались злободневные вопросы борьбы, затрагивались насущные интересы дня. Неостывшая, неутоленная ненависть

 

 

—стр. 28—

 

находила удовлетворение в расправе, какая производилась художниками над царем, богачом, попом, кулаком. Чуть ли ни единственным поставщиком этих литографий первое время был художник Апсит.

 

Его необыкновенная плодовитость, к сожалению, нисколько не соответствовала качеству его работ. Это был посредственный рисовальщик, „никакой“ живописец, обладавший всеми недостатками эпигонов передвижничества, разменявшихся на мелочи и заполнявших иллюстрированные еженедельники дореволюционного бульвара. Художник, разумеется, чаще всего получал „тему“, ему подробно растолковывали, что и как следует изобразить, он терпеливо переделывал и дополнял свои эскизы, послушно следуя указаниям, — так что литографии Апсита со стороны содержания могут быть признаны продуктом коллективного творчества. Они бесконечно далеки от совершенства. Плакатами мы их не назовем. Но за ними имеется заслуга: в истории Октябрьской революции это были первые опыты использования литографского камня для пропаганды и агитации.

 

 

Апсит. Москва. Многокрасочн. литограф. 72×108 см. Изд. ВЦИК Сов. РКК и КД. «ИНТЕРНАЦИОНАЛ. „Вставай, проклятьем заклейменный...“»

Апсит. Москва.

Многокрасочн. литограф. 72×108 см. Изд. ВЦИК Сов. РКК и КД.

«ИНТЕРНАЦИОНАЛ. „Вставай, проклятьем заклейменный...“»

 

 

II.

 

Как на образец этих первых опытов, укажем на литографию „Интернационал“. Она представляет собой, в сущности, огромную иллюстрацию к гимну. Фантазия художника, несмотря на обилие сказоч-

 

 

—стр. 29—

 

ных деталей, поражает своей бедностью. Краски тусклы; „картинка“, вопреки своим размерам, стилизована под конфектную коробку. На действие она не толкает, ни к чему не зовет. Художник изо всех сил старается вызвать в зрителе ненависть к царю-капиталу. Обилие „книжных“ деталей, вымученность воображения, бледность красок, — все это низводит рассматриваемое произведение в самый последний разряд революционных литографий.

 

 

Апсит. Москва. Многокрасочная литограф. 68×100 см. Изд. ВЦИК. «Год пролетарской диктатуры. Октябрь 1917 — октябрь 1918»

Апсит. Москва.

Многокрасочная литограф. 68×100 см. Изд. ВЦИК.

«Год пролетарской диктатуры. Октябрь 1917 — октябрь 1918».

 

 

Аналогичный характер имеет другая литография того же Апсита: „Мщенье царям“. Красочные достоинства этого листа не выше предыдущего, но содержание разработано более конкретно. Фигура крылатого чудовища заменена близкими зрителю фигурами. Царь и поп трактованы сатирически, но реально. Фигура богача аллегорична; связанная с первыми двумя, она, однако, не мешает реальному восприятию. Сравнительно больший реализм и был причиной успеха этой литографии.

 

 

III.

 

Рассмотренные нами первые опыты революционной литографии характеризуются, во-первых, полным отсутствием плакатной техники, и во-вторых — совершенной неясностью литературной темы. Поскольку авторы первых литографий не представляли себе, что именно следовало изображать, какое новое, революционное содержание требует новый зритель — неясность влекла за собой полную растерянность перед вопросом: как именно следует изображать. Взаимозависимость литературной темы и формальных средств, которыми сюжет осуществлялся, становится ясной из обозрения первых литографий. Отвлеченный схе-

 

 

—стр. 30—

 

матизм сюжета, перегруженность книжными влияниями, неумение подметить его конкретные проявления в жизни — влекли за собой аллегоризм формы, иллюстрационную технику, напряженную, но бессильную выдумку.

 

 

Апсит. Москва. «Мщенье царямъ».

Апсит. Москва.

«Мщенье царямъ».

 

 

Плакат требовал от художника уменья черпать содержание из потока жизни, ловить злобу дня, подслушивать говор улицы. Это уменье далось не сразу — а без него не могло быть и плаката.

 

Развитие литературной темы шло именно в сторону сближения с улицей. „Борьба с капиталом“, представленная на первой из рассмотренных нами литографий, в дальнейшем теряет свои абстрактные формы и приобретает вид „борьбы с империализмом“. Изображается эта борьба, как рукопашная схватка между врагами. Такая „слишком“ конкретная трактовка имела то достоинство, что отбрасывала фантастических драконов и искала простых и реальных форм для изображений. А отыскать такие формы сразу было делом не легким. Традиционный аллегоризм, воспитанный старым лубком, давал себя знать на каждом шагу. Чтобы показать, как освобождение от этого традиционного аллегоризма способствовало овладению подлинной плакатной формой, приведем два плаката, имеющие один и тот же лозунг: „Пролетарии всех стран соединяйтесь“.

 

Первый изображает на крылатом коне полуобнаженного юношу с красным знаменем в одной руке и факелом — в другой. В небе горит путеводная звезда, за конем следуют народы разных национальностей в праздничных одеждах с красными знаменами. Рисунок выполнен отвратительно, испорчен, вдобавок, при переводе на камень. Настроение в литографии есть, куда-то зовущее, но неопределенное.

 

Рядом с этим листом рассмотрим другую литографию того же автора.

 

 

—стр. 31—

 

На фоне звездного неба изображена наша планета с контурами Европы, Африки, Азии и Австралии. Часть Европы, занятая Россией, покрыта красным цветом, и в сердце русской территории водружено огромное красное знамя, перебросившееся через полюс и опоясывающее планету, захватив одним концом Австралию. Нижняя часть литографии изображает международный митинг: русский рабочий держит речь. Надпись коротка: „1 Мая. Рабочим нечего терять, а приобретут они целый мир“. По захвату темы, при экономной и, вместе с тем, наглядной разработке изображения — это единственный из листов, выпущенных издательством ВЦИК, который может быть назван плакатом в настоящем смысле слова.

 

 

Неизвестный художник. Киев

Неизвестный художник. Киев

 

 

Отказом от аллегоризма и реальной трактовкой сюжета характерна также литография неизвестного художника, помещенная на этой странице. Она воспроизводит композицию Апсита «Мщенье царям», заменяя ее аллегории бытовыми фигурами. Эта замена была большим шагом вперед.

 

 

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 

 

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou. Многокрасочная литогр. 70×92 см. Лит.-изд. Отд. Политупр. РВСР. «Советская Россия — осажденный лагерь. Все на оборону!» «Рабоче-крестьянская оборона. Рабочий кует оружие. Коммунист указывает врага и ведет в бой. Крестьянин везет хлеб. Женщина заменяет ушедшего бойца. Молодежь обучается военному делу».

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou.

Многокрасочная литогр. 70×92 см. Лит.-изд. Отд. Политупр. РВСР.

«Советская Россия — осажденный лагерь. Все на оборону!» «Рабоче-крестьянская оборона. Рабочий кует оружие. Коммунист указывает врага и ведет в бой. Крестьянин везет хлеб. Женщина заменяет ушедшего бойца. Молодежь обучается военному делу».

 

 

—стр. 35—

 

 

Апсит. Москва. «Грудью на защиту Петрограда!»

Апсит. Москва.

«Грудью на защиту Петрограда!»

 

 

С осени 1918 года возникли фронты. Стала подымать голову внутренняя контр-революция. Лицом к лицу с Советской республикой встали реальные враги, наносившие жестокие удары. Нащупав в литографии средство, способное организовать массовое сознание, революция не могла не использовать его в борьбе, требовавшей напряженных усилий. Потребности, выраставшие вместе с организационным ростом республики, заставили реконструировать и расширить наши издательские аппараты. Издательство ВЦИК было поглощено Государственным Издательством, с центральным управлением в Москве. Издательство Ленинградского Совета превратилось в Ленинградское Отделение Государственного Издательства. Всероссийское бюро военных комиссаров реорганизовалось в Политическое Управление Реввоенсовета республики (ПУР), и в его недрах возник литературно-издательский отдел с специальной целью обслуживать Красную армию. На фронтах стали возникать филиалы Литиздата Пура — редакционно-издательские отделы фронтов и армий. Российское телеграфное агентство (Роста), раскинувшее сеть отделений в крупнейших центрах республики, также одной из своих задач поставило агитацию и пропаганду. Аналогичную задачу выполняло цен-

 

 

—стр. 36—

 

тральное агентство по распределению произведений печати ВЦИК (Центропечать) и его провинциальные отделения. Позднее, в 1920 году, вся агитационно-пропагандистская работа была подчинена объединяющему руководству Главного политико-просветительного комитета (Главполитпросвет). 

 

 

Апсит. Москва. Двухкрасочная литография 70×106 см. Лит-Изд. Отд. Политупр. РВСР. «На коня, пролетарий! Рабочая революция должна создать могущественную красную конницу. Коммунист должен стать кавалеристом». Л. Троцкий

Апсит. Москва.

Двухкрасочная литография 70×106 см. Лит-Изд. Отд. Политупр. РВСР.

«На коня, пролетарий! Рабочая революция должна создать могущественную красную конницу. Коммунист должен стать кавалеристом». Л. Троцкий

 

 

 

Уже к 1919 году республика была покрыта густой сетью издательских аппаратов. Главнейшая задача их заключалась в организации сознания трудящихся масс для отпора врагам республики. Поскольку центральная роль в этой борьбе принадлежала Красной армии — видное место в истории печатной аги-

 

 

В. Н. Дени. Москва. V. Deni. Moskou. Многокрасочная литография 51×68. Госиздат. 1920. «Манифестъ. Вся власть Помѣщикамъ и Капиталистамъ!!! Рабочимъ и Крестьянамъ — Плеть!!!»

В. Н. Дени. Москва. V. Deni. Moskou.

Многокрасочная литография 51×68. Госиздат. 1920.

«Манифестъ. Вся власть Помѣщикамъ и Капиталистамъ!!! Рабочимъ и Крестьянамъ — Плеть!!!»

 

 

—стр. 37—

 

тации и пропаганды было обеспечено за Литиздатом Пура. Литиздат Пура и явился главным продолжателем плакатной работы, основы которой были заложены издательством ВЦИК. Совместными усилиями перечисленных выше организаций за годы войны и был создан русский революционный плакат.

 

 

Д. Моор. Москва. Двухкрасочная литография 52×70. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР. «Врангель еще жив. Добей его без пощады».

Д. Моор. Москва.

Двухкрасочная литография 52×70. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР.

«Врангель еще жив. Добей его без пощады».

 

 

II

 

Технические условия, в которых развивался революционный плакат, менее всего благоприятствовали его созданию. Этого не следует забывать при оценке результатов работы, производившейся в обстановке свирепого голода и жесточайшей хозяйственной разрухи. В эпоху военного коммунизма были взяты на учет каждый кло-

 

 

—стр. 38—

 

чок бумаги, карандаш, плиточка краски. Это значит, что материалы исчезли из обращения; получить что-либо нередко оказывалось трудным до чрезвычайности. В зимние долгие месяцы, когда города, лишенные топлива, промерзали так, что вода исчезала из кранов и застывала краска в тюбиках, нужен был исключительный порыв, чтобы в таких условиях не бросить начатого дела. Эти обстоятельства, преодоленные в стадии подготовки рисунка, выступали на сцену, когда оригинал направлялся в литографию. У литографов, работавших в температуре, нередко доходившей до 6—8°, распухали пальцы от прикосновений к холодному литографскому камню, покрывалась трещинами кожа на руках, делались неподвижными суставы, — и работа падала из рук. Но молодость, ненависть, революционная воля к победе преодолевали лишения, и художники, литографы, печатники не сдавались, стараясь не замедлить, а еще более ускорить темп борьбы, нараставшей с каждым часом.

 

 

Апсит. Москва. Многокрасочная литография 69×104см. Аг.-Просв. Отд. Вс. Бюро ВК. «Граждане! Сдавайте оружие».Н. Кочергин. Москва. Двухкрасочная литография 70×104 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР. «Враг у ворот!!! Все на защиту Петрограда».

Апсит. Москва.

Многокрасочная литография 69×104см. Аг.-Просв. Отд. Вс. Бюро ВК.

«Граждане! Сдавайте оружие».

Н. Кочергин. Москва.

Двухкрасочная литография 70×104 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР.

«Враг у ворот!!! Все на защиту Петрограда».

 

 

 

III

 

Революция в щепки размела медлительный, неторопливый быт старой России; она принесла с собой ураганную быстроту, радио-темп, не подчиниться которому было невозможно прежде всего потому, что инстинкт самосохранения диктовал эту быстроту,

 

 

Д. Моор. Москва. Многокрасочная литография 50×68 см. Госиздат. «Казак! Тебя толкают на страшное, кровавое дело против трудового народа. Казак! Повороти коня и срази своего настоящего врага дармоеда».

Д. Моор. Москва.

Многокрасочная литография 50×68 см. Госиздат.

«Казак! Тебя толкают на страшное, кровавое дело против трудового народа.

Казак! Повороти коня и срази своего настоящего врага дармоеда».

 

 

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou. Многокрасочная литография 70×104. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР. «Петрограда не отдадим».

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou.

Многокрасочная литография 70×104. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР.

«Петрограда не отдадим».

 

 

—стр. 41—

 

требовал исключительной поворотливости, гибкости, лихорадки. Принято полагать, что за год войны люди проживают десяток лет. Но если сравнить годы войны с годами нашей революции, эту пропорцию придется увеличить во много раз. Великий Кино, столь гордившийся богатством и разнообразием своего калейдоскопа, нашей революционной действительностью оставлен далеко позади. Каждый день приносил смену картин. Не оставалось времени для раздумья и колебаний. Лихорадка борьбы, пафос наступления, мужество отчаяния кружились в вихре, увлекавшем к далеким берегам, казавшимся близкими. В этом стремительном движении приходилось откликаться на тысячи сигналов, ежедневно меняя и приспособляя старые лозунги, выбрасывая новые, ловя на лету завтрашнюю злобу дня.

 

 

Н. Кочергин. Москва. «1919—1920. Да здравствует Красная Армия! Два года тому назад в огне революции родилась рабоче-крестьянская Красная Армия. За два года она выросла в могучую силу, она прошла сквозь тысячи преград, разбила сотни белогвардейских армий, свалила десятки белых предателей. И уже близок час когда на развалинах мирового империализма наша армия водрузит красное знамя мировой рабоче-крестьянской коммуны».

Н. Кочергин. Москва.

«1919—1920. Да здравствует Красная Армия! Два года тому назад в огне революции родилась рабоче-крестьянская Красная Армия. За два года она выросла в могучую силу, она прошла сквозь тысячи преград, разбила сотни белогвардейских армий, свалила десятки белых предателей. И уже близок час когда на развалинах мирового империализма наша армия водрузит красное знамя мировой рабоче-крестьянской коммуны».

 

 

Такая атмосфера ставила плакату обязательное условие: он должен не отставать от событий. Когда Юденич двинулся на Ленинград, через двадцать четыре часа после первого известия об опасности стены и заборы Москвы были оклеены плакатом: „Грудью на защиту Петрограда“. Своевременность появления этой однокрасочной литографии искупила ее колористическую бедность: выброшенная на улицу с телеграфной быстротой, она сыграла роль

 

 

—стр. 42—

 

набата, — население вздрогнуло. Задача была выполнена с успехом. Но случалось, что литография, задуманная и выполненная в 46 часов, запаздывала, делаясь ненужной. Так было, например, в дни наступления Деникина, когда выяснилась его диверсия на Москву. Белые были под Орлом. Встал вопрос об обороне столицы. В течение двух суток был изготовлен плакат: „Враг хочет захватить Москву“. Бросить его на улицу не удалось: Деникин покатился назад. Это не единственный случай, когда техника не поспевала за событиями.

 

 

Н. Поманский. Москва. Двухкрасочная литография 70×54. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР. «Хлеб нам даст только Красная Армия. Деникин занял Харьков и Екатеринослав. В Москве и Петрограде нет хлеба. Красная Армия наступает, хлеб в Советской России прибавляется».

Н. Поманский. Москва.

Двухкрасочная литография 70×54. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР.

«Хлеб нам даст только Красная Армия. Деникин занял Харьков и Екатеринослав. В Москве и Петрограде нет хлеба. Красная Армия наступает, хлеб в Советской России прибавляется».

 

 

IV

 

Центральное место в галерее революционного плаката занимает военная борьба с контр-революцией, напиравшей извне и изнутри.

 

Все другие вопросы, разработанные плакатом, как радиусы к центру круга, сходились к основной потребности борьбы и защиты. Эта центральная тема и придала революционному плакату активный, не оборонительный, но наступательный характер, не пропагандистский, но агитационный, не миролюбивый, но агрессивный. Советская Россия первое пятилетие своего существования действительно была осажденным лагерем, как утверждала одна из

 

 

—стр. 43—

 

Дени. Москва. Многокрасочная литография 108×71 см. 1919 г. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР. „Освободители“.

Дени. Москва.

Многокрасочная литография 108×71 см. 1919 г. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР.

„Освободители“.

 

 

Апсит. Москва. Многокрасочная литография 102×68 см. Нар. Ком. Зем. «Отступая перед Красной Армией белогвардейцы жгут хлеб».

Апсит. Москва.

Многокрасочная литография 102×68 см. Нар. Ком. Зем.

«Отступая перед Красной Армией белогвардейцы жгут хлеб».

 

 

М. Черемных. Москва. M. Tcheremnich. Moskou. Линолеум 3 краски 70×52 см. РОСТА. «Если не хотите возврата к прошлому — винтовку в руки! На польский фронт!

М. Черемных. Москва. M. Tcheremnich. Moskou.

Линолеум 3 краски 70×52 см. РОСТА.

«Если не хотите возврата к прошлому — винтовку в руки! На польский фронт!»

 

 

В. Фидман. W. Fidman. Moskou. Двухкрасочная литография 70×106 см. Лит.-Издат. отд. Политуправления РВСР. «Враг хочет захватить Москву — сердце Советской России. Враг должен быть уничтожен. Вперед товарищи».Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou. Двухкрасочная литография 54×70 см. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР. «Казак, ты с кем? С нами или с ними?»

В. Фидман. W. Fidman. Moskou.

Двухкрасочная литография 70×106 см. Лит.-Издат. отд. Политуправления РВСР.

«Враг хочет захватить Москву — сердце Советской России. Враг должен быть уничтожен. Вперед товарищи».

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou.

Двухкрасочная литография 54×70 см. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР.

«Казак, ты с кем? С нами или с ними?»

 

 

—стр. 45—

 

литографий 1919 года. А в лагере, окруженном врагами, все второстепенные задачи подчинены общей, главной, господствующей. Потому-то не только Литиздат Пура, созданный для военной агитации, но и гражданские издательства работу вели под боевым углом зрения. Необходимо подчеркнуть, что милитарный, воинственный дух, пронизывая нашу прессу, агитацию и пропаганду, вздымался из глубоких недр коллективного сознания, продиктован был инстинктом классового и национального самосохранения. По содержанию и внешнему виду многие плакаты, выпущенные Государственным Издательством, Роста, Главполитпросветом и другими не военными учреждениями, мало чем отличались от военных плакатов, хотя задачи этих издательств, охватывавшие все потребности созидавшегося быта, были неизмеримо шире задач, поставленных Литиздату Пура.

 

 

Неизвестный художник. Киев. «Да здравствует всеобщее военное обучение трудящихся!»

Неизвестный художник. Киев.

«Да здравствует всеобщее военное обучение трудящихся!»

 

 

Из простого перечисления вопросов, которым посвящен был плакат, можно судить о многообразии и сложности его откликов на требования жизни. Мы находим здесь плакаты: 1) посвященные обороне Москвы, 2) Петрограда, 3) Тулы, 4) Урала; 5) направленные против Деникина, 6) Юденича, 7) Врангеля, 8) Колчака, 9) панской Польши; 10) плакаты, обращенные к польским солдатам — на польском языке, 11) к украинцам — на украинском, 12) к народам Кавказа — на кавказских языках; 13) плакаты, направленные на борьбу с дезертирством, 14) борющиеся с трудовым разгильдяйством, 15) рисующие зверства белых, 16) раскрывающие вожделения белогвардейцев, 17) разоблачающие хищничество Антанты, 16) поясняющие необходимость отвоевания занятых белыми территорий; 19) плакаты, посвященные международному единению пролетариев, 20) первомайскому празднику, 21) годовщине Октябрьской революции, 22) движению

 

 

—стр. 46—

 

Д. Моор. Москва. Многокрасочная литография 71×108 см. Тираж 25.000. Госиздат. «Будь на страже! Польша выбросила на нашу территорию несколько новых значительных банд под руководством того самого петлюровского бандита, Тютюника, который подлежал высылке из пределов Польши...» (Л. Троцкий)

Д. Моор. Москва.

Многокрасочная литография 71×108 см. Тираж 25.000. Госиздат.

«Будь на страже! Польша выбросила на нашу территорию несколько новых значительных банд под руководством того самого петлюровского бандита, Тютюника, который подлежал высылке из пределов Польши...» (Л. Троцкий)

 

 

женщин-работниц, 23) движению молодежи; 24) направленные против попов, 25) призывающие сдавать оружие, 26) пропагандирующие идеи всеобщего военного обучения, 27) предостерегающие против шпионов, 26) зовущие к борьбе с нечистоплотностью, 29) взывающие о помощи больным и раненым красноармейцам, 30) вербующие добровольцев, 31) приглашающие рабочих итти в кавалерию. Наконец, когда на-ряду с военными заботами возникали вопросы подъема хозяйства и развития просвещения, на улицу выбрасывались плакаты: 32) с тру-

 

 

—стр. 47—

 

Неизвестный художник. Тифлис. Многокрасочная литография 56×75 см. Изд. Госиздата Грузии. «Посылайте в советы коммунистов!» (Текст повторен на грузинском языке)Неизвестный художник. Одесса. Многокрасочная литография 60×38 см. Изд. Одесского Губ. Отд. Всеукриздата. 1920. «Женщины, гоните дезертиров!»

Неизвестный художник. Тифлис.

Многокрасочная литография 56×75 см. Изд. Госиздата Грузии.

«Посылайте в советы коммунистов!» (Текст повторен на грузинском языке)

Неизвестный художник. Одесса.

Многокрасочная литография 60×38 см. Изд. Одесского Губ. Отд. Всеукриздата. 1920.

«Женщины, гоните дезертиров!»

    Д. Моор. Москва. Однокрасочная литография 54×70 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР. «Красный солдат на фронте не обут, не одет. Открывайте сундуки. Отдавайте все, что можете вашему защитнику. Не выдержит он, — погибнете и вы. На помощь Красной Армии!»П. Алякринский. Ярославль. «Раненый красноармеец найдет себе мать и сестру в каждой трудящейся женщине».

Д. Моор. Москва.

Однокрасочная литография 54×70 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР.

«Красный солдат на фронте не обут, не одет. Открывайте сундуки. Отдавайте все, что можете вашему защитнику. Не выдержит он, — погибнете и вы. На помощь Красной Армии!»

П. Алякринский. Ярославль.

«Раненый красноармеец найдет себе мать и сестру в каждой трудящейся женщине».

 

 

 

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou. Двухкрасочная литография. 70×106 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР. «Враг у ворот! Он несет рабство, голод и смерть! Уничтожьте черных гадов! Все на защиту! Вперед!»

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou.

Двухкрасочная литография. 70×106 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР.

«Враг у ворот! Он несет рабство, голод и смерть! Уничтожьте черных гадов! Все на защиту! Вперед!»

 

 

Неизвестный художник. Москва. L'auteur inconnu. Moskou. Многокрасочная литография 46×68 см. Госиздат. «День Советской Пропаганды. Знание — всем!»Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou. Многокрасочная литография 70×106 см. Госиздат. «Накануне всемирной революции».

Неизвестный художник. Москва. L'auteur inconnu. Moskou.

Многокрасочная литография 46×68 см. Госиздат.

«День Советской Пропаганды. Знание — всем!»

Д. Моор. Москва. D. Moor. Moskou.

Многокрасочная литография 70×106 см. Госиздат.

«Накануне всемирной революции».

 

 

—стр. 49—

 

довыми лозунгами, 33) посвященные борьбе с неграмотностью, 34) сохранению и улучшению транспорта, 35) финансовым нуждам страны, 36) культурно-просветительным и хозяйственным потребностям деревни, и много других.

 

Из этого краткого перечня, который можно было 6ы увеличить, мы видим, какого размаха достигла работа русского революционного плаката. Ни одна страна в мире никогда не достигала такой степени интенсивности в использовании художественных средств агитации. При этом значительный вклад в общую галерею был сделан провинцией, нередко оторванной от центра, лишенной необходимых квалифицированных сил и технических средств.

 

Так как провинция никаких директив или общего плана из центра не получала, творчество плаката развивалось на местах самостоятельно. Техническими исполнителями плакатов были отдельные художники, но литературное содержание литографий подсказывалось многочисленными участниками борь-6ы. Это дает основание утверждать, что вся наша коллекция, созданная в годы гражданской войны в разных точках необозримых российских равнин, является плодом коллективного творчества революционной эпохи, ее красочным и литературным отражением, представляющим большой интерес с самых различных сторон. Недаром большинство наших литографий безымянно: авторы их остались неизвестными.

 

 

Дени. Москва. Двухкрасочная литография 54×70 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР. «Ясновельможная Польша — последняя собака Антанты. Польские паны хотят задушить рабоче-крестьянскую Россию! Смерть ясновельможным панам!»Дени. Москва. Двухкрасочн. литогр. 35×52 см. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР. «Крестьянин! Польский помещик хочет сделать тебя рабом. Не бывать этому!»

Дени. Москва.

Двухкрасочная литография 54×70 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР.

«Ясновельможная Польша — последняя собака Антанты.

Польские паны хотят задушить рабоче-крестьянскую Россию! Смерть ясновельможным панам!»

Дени. Москва.

Двухкрасочн. литогр. 35×52 см. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР.

«Крестьянин! Польский помещик хочет сделать тебя рабом. Не бывать этому!»

 

 

 

V

 

Особняком, но на видном месте, стоят так называемые „Окна сатиры“ Российского Телеграфного

 

 

—стр. 50—

 

Агентства. Устраивая свои филиалы в крупнейших провинциальных центрах, Роста занимало помещение по преимуществу с крупными витринами, в которых выставляло большие листы, заполненные сатирическими рисунками и надписями, сделанными от руки. Нет никакой возможности перечислить темы, затронутые и разработанные „окнами“ Роста: это значило 6ы составить грандиозный перечень всех событий революционной эпохи — экономических, политических, военных, бытовых и многих других. „Окна“ свои Роста составляло под диктовку телеграфного бюллетеня. Вслед за получением радио, еще до того как известие передавалось в газеты, художники Роста с быстротой, соперничавшей с телеграфом, чаще всего в ночные часы изготовляли свои „сатирические“ обозрения. Эти листы не предназначались для массового воспроизведения. Их красочная внешность была поэтому несравненно богаче литографского плаката. Рисунки сопровождались чаще всего стихотворным текстом, частушкой, эпиграммой. Тем было необъятно много, поэтому каждое „окно“ содержало несколько картин, либо представлявших связное целое либо механически объединенных в одной витрине. Это был рукописный журнал, приспособленный для коллективного пользования, к сожалению, весьма ограниченного, так как „окна“ Роста обслуживали небольшой круг граждан. Не устранили этого недостатка и трафареты,

 

 

И. Малютин. Москва. В. Маяковский. РОСТА. Линолеум 2 краски. 53×64 см. Москва. Госиздат. «На польский фронт. Крепнет коммуна под пуль роем. Товарищи, под винтовкой силы утроим».Дени. Москва. Двухкрасочная литография 54×70 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР. «Палачи терзают Украину. Смерть палачам!»

И. Малютин. Москва.

В. Маяковский. РОСТА. Линолеум 2 краски. 53×64 см. Москва. Госиздат.

«На польский фронт. Крепнет коммуна под пуль роем. Товарищи, под винтовкой силы утроим».

Дени. Москва.

Двухкрасочная литография 54×70 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР.

«Палачи терзают Украину. Смерть палачам!»

 

 

—стр. 51—

 

с помощью которых позднее стали размножаться „окна сатиры“. Трафаретный способ дал лишь возможность провинциальным городам воспроизводить рисунки столичных мастеров, нередко весьма высокие по качеству. Не расширив рамок агитации, трафареты сыграли значительную роль в деле художественного воспитания: провинциальные художники, чаще всего — революционная молодежь, учились по этим образцам, усваивая достижения своих более передовых собратьев. Главная заслуга в деле организации „окон сатиры“ принадлежит художнику М. Черемных и знаменитому поэту-футуристу — Владимиру Маяковскому. Их исключительной энергии обязана своим появлением едва ли не бо́льшая часть всех листов. Кроме Маяковского и Черемных, работали в Роста художники: Иван Малютин и Лавинский (в Москве), Бродаты, Радаков и В. Лебедев (в Ленинграде). Из провинциальных наиболее ценными надо признать оригинальные „окна сатиры“ в Ростове-на-Дону, Харькове и Киеве. Торопливость, с какой производилась эта работа, не могла, конечно, не отразиться на характере „окон“. Почти все рисунки представляют собою эскизные наброски, наспех раскрашенные, всегда яркие, нередко талантливые, чаще всего исполненные в духе шаржа и карикатуры.

 

 

В. Маяковский. Москва. «Вот по 11-ое ноября отчет...»

В. Маяковский. Москва.

«Вот по 11-ое ноября отчет...»

 

 

—стр. 52—

 

VI

 

Для полноты обзора нам остается упомянуть о плакате, не имевшем места ни в Европе, ни в Америке. Это плакат передвижной, плакат-поезд, плакат-пароход¹). Торговая реклама имеет зародыш такого передвижного плаката в виде автомобилей, крытых подвод, карет, имеющих на наружных поверхностях наименования фирм, соответственные изображения и пр.

____________

¹) Подробную историю этого начинания см. в книге. „Агитпарпоезда ВЦИК“, сборник статей под ред. В. Карпинского. Госиздат, 1920.

 

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

—стр. 53—

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

Мысль об использовании поездов в агитационных целях возникла первоначально в Военном Отделе Издательства ВЦИК. До образования Литиздата Пура этот отдел издавал военную литературу и экспедировал ее на фронт. Посылая первоначально груз с особыми курьерами в отдельных купэ пассажирских поездов, Военный Отдел, в связи с увеличением литературных посылок, стал пользоваться позднее целыми вагонами, украшая их обыкновенными плакатами, наклеенными снаружи. Но листы уничтожались дождем и ветром. Поэтому возникла идея заменить их надписями и художественными изображениями, позднее превратившаяся в замысел о

 

 

—стр. 54—

 

создании специальных агитпоездов, снаружи превращенных в плакат и имевших целью транспортирование литературы на места.

 

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

Первый „Военно-подвижной фронтовой литературный поезд имени тов. Ленина“ был выпущен 13 августа 1916 года и состоял из 7—9 классных и товарных вагонов, включавших в себе книжные склады, книжную лавку и вагон-кухню. Стенки всех вагонов были покрыты надписями и агитационными плакатами, исполненными масляными красками. Первый опыт оказался удачным. Вначале 1919 года была создана комиссия по руководству литературно-инструкторскими поездами и пароходами ВЦИК. Работы ее направлял Я. Буров

 

 

—стр. 55—

 

при участии В. Карпинского как политредактора и И. И. Нивинского в качестве художественного руководителя. Функции этих поездов и пароходов не ограничились одним лишь транспортом литературы. В их число, кроме агитационных и литературных, были включены функции инспектирования, инструктирования, информации и многие другие. Такой поезд, отправляясь в длительную поездку, имел в своем распоряжении инструкторов почти от всех наркоматов. Во время остановок инструктора разрешали различные вопросы, интересовавшие местное население. Имея лекторов и агитаторов, поезд устраивал по пути митинги и лекции. Существовало, кроме того,

 

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

—стр. 56—

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

—стр. 57—

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

—стр. 58—

 

бюро жалоб для местного населения. Поезда имели небольшие типографии и отделы Роста, выпускавшие бюллетени с последними телеграммами, газетки, листовки, воззвания. Имелась даже маленькая поездная радио-станция. Некоторые поезда располагали кинематографом с агит-фильмами. Поезда эти собирали толпы народа. Следует вспомнить, что курсировали они в эпоху 1918—1920 г. г.

 

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

Вслед за поездом имени тов. Ленина были организованы поезда: „Октябрьская революция“, „Красный Восток“, „Советский Кавказ“, „Красный Казак“ и пароход „Красная Звезда“. По перечислению названий можно заключить, какой принцип был положен в основу

 

 

—стр. 59—

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

поездных плакатов. „Октябрьская революция“ обслуживала всю республику за время с 29 апреля 1919 г. по 12 декабря 1920 года; этот поезд совершил двенадцать длительных поездок, исколесив чуть ли не всю Россию и побывав почти на всех фронтах. Роспись его трактовала общие революционные темы, борьбу с капиталом, предательство Антанты, единение крестьян и рабочих, необходимость трудового порыва, упорство в борьбе и т. п. „Красный Восток“, организованный вслед за освобождением Туркестана от власти белых, был целиком посвящен просветительной работе среди мусульман Туркестана, захватив вопрос раскрепощения женщины-мусульманки. Плакаты этого поезда освещали русскую рево-

 

 

—стр. 60—

 

люцию в связи с освобождением народов Востока и разрабатывали ряд местных тем, понятных и близких населению. Он объехал Самарканд, Фергану, Сырдарьинскую область, Бухару. Поезд „Советский Кавказ“ направился на юг после разгрома белых; и роспись его трактовала вопросы единения кавказских народов с русскими рабочими и крестьянами в деле общей борьбы за освобождение. „Красный Казак“ сформировался вслед за разгромом белогвардейщины на Дону и Кубани. Его роспись имела специально казачьи темы, пропагандируя единство борьбы для окончательной победы над врагами трудящихся. И, наконец, пароход „Красная Звезда“ после разгрома Колчака, обслуживал побережье Волги и Камы. Пароход вел на буксире железную баржу с кинематографом на 600—900 зрителей, книжный магазин и все отделы агитационных поездов. Он совершил две летних поездки 1919 и 1920 г. г.

 

 

агитационный поезд, поезд-плакат

 

 

В общем итоге поезда и пароход обслужили 96 губерний, сделав 775 остановок, из которых 96 — в губернских городах, 169 — в уездных, 466 — в селениях, и специально на заводах — 14. Всего на остановки затрачено было 659 суток. На остановках около поезда перебывало 2.752.000 человек.

 

Поезда, делая длительные остановки, привлекали население, оторванное от центров, до которого не всегда доходил наш летучий плакат. И во время остановок, в перерывах между митингами, лекциями и кино-сеансами перед яркими, красочными стенками поезда собирались толпы народа, читая и обсуждая лозунги. К сожалению, их роспись не могла сохраниться: отслужив свою службу, вагоны пошли в общий оборот нашего транспорта.

 

 

В. Маяковский. Москва. V. Majakowsky. Moskou. РОСТА. «Сколько миллионов голодных? — Десять!»

В. Маяковский. Москва. V. Majakowsky. Moskou. РОСТА.

«Сколько миллионов голодных? — Десять!»

 

 

Левин. Москва. Levin. Moskou. РОСТА. «Почему нет помощи от Румынии».

Левин. Москва. Levin. Moskou. РОСТА.

«Почему нет помощи от Румынии».

 

 

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

 

 

В. Н. Дени. Москва. V. Deni. Moskou. Двухкрасочная литография 36×44 см. Госиздат. 1921. «ІІІ-й Интернационал».

В. Н. Дени. Москва. V. Deni. Moskou.

Двухкрасочная литография 36×44 см. Госиздат. 1921.

«ІІІ-й Интернационал».

 

 

—стр. 63—

 

Дени. Москва. Многокрасочная литография 35×64 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР. «Три гренадера».

Дени. Москва.

Многокрасочная литография 35×64 см. Лит.-Издат. Отд. Политупр. РВСР.

«Три гренадера».

 

 

I

 

Как произведение искусства, русский революционный плакат не всегда был на высоте. Несмотря, однако, на это, даже в случаях, когда спешно нарисованный оригинал был, вдобавок, испорчен торопливой работой литографа и неряшливо отпечатан тусклыми красками на отвратительной серой „масленке“, — даже в таких случаях агитационный эффект его был очень велик. Сила внушения революционного плаката не умалялась от небольшой высоты его художественных достоинств. Художественные недостатки были незаметны рядом с его покоряющей силой. Последнее утверждение основано не только на наблюдениях людей „нашего берега“, но также на свидетельствах белогвардейцев, которых нельзя заподозрить в желании преувеличивать наши успехи. Вот что писал, например, по этому поводу Александр Дроздов, один из „деникинских“ интеллигентов: „Осважные плакаты (т.-е. плакаты Освага — осведомительно-агит. отдела добровольческой армии. Вяч. П.) казались жалкими рядом с великолепными плакатами большевиков, а ведь в художественной части работали такие имена, как И. Билибин и Е. Лансере¹).  Характеристика весьма лестная в устах врага. Приведем свидетельство другого наблюдателя из белого лагеря, С. Добровольского, военно-полевого прокурора правительства северной области. „В то время как наши плакаты, — с сокрушением

____________

¹) „Архив русской революции“, издаваемый И. В. Гессеном, т. II, стр. 53. Берлин.

 

 

—стр. 64—

 

замечает он, — были скромных размеров и большей частью без рисунков, противник выпускал их грандиозных размеров, иллюстрируя свои лозунги великолепными рисунками. Чувствовалось, что мы еще не оценили всего влияния этого могучего средства борьбы на психологию народных масс, что мы не умеем опуститься до уровня понимания последних и судим по самим себе, брезгливо относясь к тому дешевому, в наших глазах, эффекту, который на нас эти плакаты производят. Противник лучше нас знал и понимал, с кем имеет дело, и бил нас в этой области на каждом шагу“¹). Отзыв военно-полевого прокурора поможет нам выяснить, в чем была сила нашего плаката: в „великолепии“ ли рисунков, которые нередко были далеко не „великолепными“, или в той их особенности, какая отмечена была Добровольским словами: „опуститься до уровня понимания последних“. Чтобы сделать ясным источник впечатляющей силы наших литографий, произведем сравнительный анализ литературного подхода к своей теме плаката белогвардейского и плаката революционного.

____________

¹) То же издание, том третий.

 

 

М. Черемных. Москва. РОСТА. Многокрасочная литогр. 54×72 см. Госиздат. «Всем объясняйте это. Чтоб победить польских панов, надо их ненавидеть. Чтоб их ненавидеть, надо знать, что несут они пролетарию».

М. Черемных. Москва.

РОСТА. Многокрасочная литогр. 54×72 см. Госиздат.

«Всем объясняйте это. Чтоб победить польских панов, надо их ненавидеть.

Чтоб их ненавидеть, надо знать, что несут они пролетарию».

 

 

Белым служили такие мастера, как Билибин и Лансере, указывает А. Дроздов. Им служил еще замечательный художник Реми. В их распоряжении находилось изрядное количество первоклассных мастеров. Предположим, что белые, усвоив горький опыт военно-полевого прокурора, излечились от „высокомерного“ отношения

 

 

—стр. 65—

 

Д. Моор. Москва. Многокрасочная литография 70×54 см. Госиздат. «Кто за Советы. Кто против Советов».

Д. Моор. Москва.

Многокрасочная литография 70×54 см. Госиздат.

«Кто за Советы. Кто против Советов».

 

 

В. Спасский. Москва. W. Spassky. Moskou. Многокрасочная литография 64×91 см. Лит.-Издат Отд. Политупр. РВСР. «На кого работают дезертиры. Горе дезертирам!»

В. Спасский. Москва. W. Spassky. Moskou.

Многокрасочная литография 64×91 см. Лит.-Издат Отд. Политупр. РВСР.

«На кого работают дезертиры. Горе дезертирам!»

 

 

—стр. 67—

 

к плакатной „дешевке“ и вплотную занялись ею, вдохновив лучших своих живописцев. Допустим, далее, что им удалось 6ы иллюстрировать белогвардейские лозунги „великолепнейшими“ рисунками, пред которыми большевистская плакатная живопись показалась 6ы жалкой пачкотней. Поставим вопрос: могли 6ы белогвардейские плакаты в этом последнем случае оказать на белых солдат (я не говорю о Красной армии) действие, подобное тому, какое оказывал плакат революционный? Мы отвечаем заранее: будь они художественно великолепны в превосходнейшей степени — такого действия оказать на солдат они не могли ни в каком случае. Почему?

 

Военно-полевой прокурор северной области из скромности преуменьшает „великолепие“ белогвардейских плакатов. В моем распоряжении имеется небольшая коллекция литографий, изданных добрармией. Среди них есть немало листов, которые со стороны мастерства рисунка, красочности и техники выполнения не уступают многим из наших лучших плакатов. Но разве сила революционного плаката заключается в его „эстетических“ достоинствах? Разве плакат организует сознание народных масс только искусным наложением красок, изысканностью рисунка, высоким мастерством работы? Все это лишь средства для передачи мыслей, идей, лозунгов, призывов. Что же говорили и как говорили насильственно мобилизованным крестьянам и рабочим белогвардейские плакаты?

 

 

II

 

Для начала отметим подавляющее количество превосходно исполненных „портретов“, которыми забрасывали белогвардейцы свои войска. Махровый „цвет“ генералитета — толстые и тонкие, добродушные и свирепые, презрительно-надменные, с упитанными лицами и тупым взором — проходят перед нами генералы, генералы, генералы... Этот способ „агитации“ не может не вызвать улыбки: чудаки эти белые! Они полагают, что если мужику, оторванному от сохи и мобилизованному против своего же брата мужика, — почаще показывать изображения толстых господ в генеральских мундирах — мужик немедля проникнется ненавистью к революции и прольет за толстых генералов свою кровь до последней капли. На деле же заплывшие жиром лица всяких Май-Маевских, пьяная разнузданность которых не была тайной для мужиков, вызывали ненависть. Совершенно очевидно, что уже здесь заложена трагическая для белых причина неуспеха их „художественной“ агитации. Они должны были скрывать, а не распространять изображения своих „героев“, вид которых давал повод мужикам делать весьма резонные умозаключения от генеральских эполет, мясистых щек и круглых живо-

 

 

—стр. 68—

 

тов — к „помещичьей землице“, которую отдали крестьянам большевики, прогнав в три шеи господ помещиков, — тех самых, что командовали добрармией.

 

Была ли более удачной „непортретная“ агитация белых?

 

Почтенная женщина определенно буржуазного вида, мастерски изображенная, дает образок коленопреклоненному сыну (упитанный юноша с благородным лицом; английское офицерское обмундирование; винтовка в руках). Надпись: „Сын мой, иди и спасай родину“. На втором плане уходящие ряды солдат; небо в кровавом зареве.

 

 

Д. Моор. Москва. Многокрасочная литография. Изд. ВЦИК. «Прежде: один с сошкой, семеро с ложкой. Теперь: кто не работает тот не ест».

Д. Моор. Москва.

Многокрасочная литография. Изд. ВЦИК.

«Прежде: один с сошкой, семеро с ложкой. Теперь: кто не работает тот не ест».

 

 

Допустим, что „художественные“ достоинства этой литографии великолепны, она „привлекает“ глаз и возбуждает „эстетические“ эмоции. Но к чьему зрению она обращена?

 

 

—стр. 69—

 

Если литография агитирует офицеров — вряд ли стоило ее издавать: белогвардейские юноши, горевшие ненавистью к большевикам, лишившим их привилегий и поместий, охотно шли в добровольческую армию. Сомнений нет: плакат этот обращен к солдатской массе. Белый художник полагал, что изображение почтенной дамы с образком в руках и с лозунгом „спасай родину“ способно бросить мужицкую силу на большевиков. Но что означают слова: „спасай родину“? Крестьянин от сохи и фабричный рабочий тот ли самый смысл вложат в это понятие, какой вкладывал белогвардейский агитатор? Лозунг „спасай родину“ иного помещичьего сынка, пожалуй, толкнет в огонь борьбы: в сознании его „родина“ ассоциируется с рядом воспоминаний, очень для него дорогих („как мы прежде жили!“).

 

Но таковы ли были ассоциации, возникавшие в сознании крестьянина и рабочего? Не задавали ли последние в мыслях белогвардейскому агитатору коварный вопрос: „что есть родина? Не фабричная ли это каторга и не помещичья ли кабала?“

 

При этом мужик обязательно должен был „соображать“ и с мужицкой обстоятельностью взвешивать, чья родина лучше: „господская“ — с офицерьем, помещиками и фабрикантами, или „большевистская“ — без генералов, без помещиков и без фабрикантов. Другими словами, разбираемый белогвардейский плакат, который, вероятно, обливаясь потом, соорудила целая комиссия блестящих приват-доцентов из „Освага“, оказывается мертвым плакатом, лишенным зажигательной силы, неясным и темным. Он требовал комментария и возбуждал споры. А когда мужик начинал размышлять по поводу белогвардейского плаката, — это означало, что плакат работал на большевиков.

 

 

Дени. Москва. «Хлебный паук. Кулак-мироед. А мне какое дело до голодных?»

Дени. Москва.

«Хлебный паук. Кулак-мироед. А мне какое дело до голодных?»

 

 

Где же причина такой неудачи? Отсутствие каких именно качеств обрекало белогвардейский плакат на бесполезность, несмотря на блестящие внешние его достоинства?

 

 

III

 

Из анализа рассмотренного выше белогвардейского плаката причина ясна. Плакат этот, обращаясь к массам, призывая эти массы к действию, лишен классового содержания, т.-е. кон-

 

 

—стр. 70—

 

кретной связи с жизненными интересами этих масс. И потому, что плакат не имеет живого содержания, он нисколько не задевает мужика-зрителя, не волнует его, не объясняет ему, почему мужик должен итти „спасать родину“. Потому-то самый лозунг, бледный, бескровный и немощный, неспособен толкнуть мужика на подвиг.

 

 

Неизвестный художник. Тифлис. «Меньшевики 26».

Неизвестный художник. Тифлис.

«Меньшевики 26».

 

 

Революционный плакат обращался к самым широким слоям народа. В размахе этого обращения, в способности глубоко зацепить, заинтересовать, захватить и расшевелить сознание возможно большего числа людей заложены корни его успеха. Он нашел слова, говорившие о назревшем, необходимом, неотложном. В эпоху революции это были слова о земле, о фабриках и заводах, о свободе крестьян и рабочих, о борьбе с помещиками и фабрикантами и т. д. и т. д., т-е. слова, связанные с кровными интересами двух основных классов, совместное участие которых в борьбе обеспечивало успех революции.

 

С какими словами могли обратиться к мужицкому классовому сознанию буржуазные агитаторы? Что могли они ответить на страст-

 

 

В. Н. Дени. Москва. V. Deni. Moskou. Многокрасочная литография. 1919 г. Лит.-Изд. Отд. Политуправления РВСР. «Или смерть капиталу, или смерть под пятой капитала!»

В. Н. Дени. Москва. V. Deni. Moskou.

Многокрасочная литография. 1919 г. Лит.-Изд. Отд. Политуправления РВСР.

«Или смерть капиталу, или смерть под пятой капитала!»

 

 

В. Н. Дени. Москва. V. Deni. Moskou «Земли и фабрики — помѣщикамъ и капиталистамъ. Рабочимъ и крестьянамъ — веревка».

В. Н. Дени. Москва. V. Deni. Moskou

«Земли и фабрики — помѣщикамъ и капиталистамъ. Рабочимъ и крестьянамъ — веревка».

Богатей с попом брюхатым

И с помещиком богатым

Из-за гор издалека

Тащут дружно Колчака

Радость сытым, радость пьяным,

Кнут рабочим и крестьянам.

Пыль вздымая сгоряча,

Тащит тройка палача.

 

 

—стр. 71—

 

ные их запросы? Как могли они удовлетворишь неотложнейшие их нужды? Разумеется — никак. Потому-то буржуазные агитаторы, обращаясь к народным массам, всегда пытались разговаривать с ними на каком-то общечеловеческом „воляпюке“, который должен был объединить господ и рабов в „общей“ их борьбе с врагами „свободы и справедливости“, за „родину и свободу“. Оттого-то они постоянно пользовались терминологией, похожей на позолоченный орех: блестит, но ядра нет.

 

 

Апсит. Москва. Однокрасочная литография 104×70 см. Лит.- Издат Отд. Политупр. РВСР. «Дезертир работает на царских генералов и капиталистов».

Апсит. Москва.

Однокрасочная литография 104×70 см. Лит.- Издат Отд. Политупр. РВСР.

«Дезертир работает на царских генералов и капиталистов».

 

 

Буржуазия, когда ей приходилось сталкиваться с народом, всегда подменяла понятия, выросшие на почве классовых интересов, языком „всечеловека“, внеклассового и внесословного. Этот язык помогал ей скрывать свои мысли, „втирая очки“ простонародным слушателям. Этого не смогла она избежать и в плакатной „агитации“. Чтобы убедиться, что эта черта характерна для всякого буржуазного плаката, достаточно просмотреть хотя 6ы литографии, выпущенные буржуазными партиями в предвыборные кампании 1917 года. Рассмотрим, для примера, один из плакатов партии „Народной Свободы“. На белом коне изображена верхом дородная боярыня в кокошнике, с мечом в правой руке и щитом на левой. На щите надпись „Свобода“. Язык, как видим, „общечеловеческий“, но что именно сулит эта свобода крестьянину и что рабочему, плакат красноречиво умалчивает. А в этом все дело.

 

Столь же отвлеченно построен плакат социалистов-революционеров. Перед нами литография, превосходно выполненная, обладаю-

 

 

—стр. 72—

 

щая всеми достоинствами хорошего рекламного плаката: изображена чаша с переплеснутой через край красной влагой. Над чашей лозунг: „В борьбе обретешь ты право свое“, внизу: „пролитая кровь обязывает“. Под рисунком длинная предостерегающая надпись: „Тысячи ваших товарищей пролили кровь за Землю и Волю. Если вы не хотите, чтобы и дети ваши испили ту же кровавую чашу, голосуйте за партию социалистов-революционеров, всегда боровшуюся за Землю и Волю“. Этот плакат, конечно, далеко ушел от кадетского, но „общечеловеческий“ язык остался тот же, только вместо одного слова „свобода“ стоят „земля и воля“ да многословное кивание на старые заслуги. Иная была 6ы ему цена, если 6ы крестьянин прочитал: „Вся земля и фабрики — трудящимся, вся воля — народу. Долой помещиков и капиталистов!“. Это, правда, многословно, но зато определенно до крайности. А эту именно крайнюю определенность и требует природа плаката. Почему ее не могли дать в свое время эс-эры?

 

 

Неизвестный художник. Ленинград. «Дезертир труда является пособником контр-революции».

Неизвестный художник. Ленинград.

«Дезертир труда является пособником контр-революции».

 

 

Простой народ — всегда реалист. Пышными словами его не увлечешь, и тайна влияния на массы заключается именно в том, чтобы найти язык, который без красивых фраз, просто и понятно, каждодневными словами сформулировал 6ы неоформленные, но ищущие выхода потребности, чаяния и мечты. Чтобы подойти к народным массам, заговорить их языком, найти в них отклик, плакат, говоря словами военно-полевого прокурора С. Добровольского, должен был „опуститься до уровня понимания последних“. А это значило, что он должен был сделаться классовым плакатом: его лозунги и призывы могли иметь успех в рядах трудящихся лишь тогда, когда были продиктованы их классовыми интересами. Отсюда становится ясным фатальное бессилие белогвардейского плаката, обращавшегося к крестьянину и рабочему. В эпоху гражданской войны, когда борьба велась из-за непримиримых интересов крестьян и

 

 

Д. Моор. Москва. Многокрасочная литография 50×34 см. Москва. Лит.-Изд. отд. Политуправления РВСР. «Суд народный. Капиталисты, фабриканты заморские, банкиры-пауки, пиявки-прилипалы, мировые душители, гасители, нет вам пощады...»

Д. Моор. Москва.

Многокрасочная литография 50×34 см. Москва. Лит.-Изд. отд. Политуправления РВСР.

«Суд народный. Капиталисты, фабриканты заморские, банкиры-пауки, пиявки-прилипалы, мировые душители, гасители, нет вам пощады...»

 

 

Неизвестный художник. Тифлис. L'auteur inconnu. Tiflis. Многокрасочн. литография 60×100 см. Изд. Главполитпросвета Грузии. «Неделя ребенка. Дети — цветы коммуны».

Неизвестный художник. Тифлис. L'auteur inconnu. Tiflis.

Многокрасочн. литография 60×100 см. Изд. Главполитпросвета Грузии.

«Неделя ребенка. Дети — цветы коммуны».

 

 

—стр. 75—

 

помещиков, рабочих и капиталистов, нельзя было рассчитывать на успех, затуманивая эти интересы и подменяя их кисло-сладкими словами, возвышенными аллегориями и символами. Возвышенный аллегоризм и туманная символика литературной темы определяли собой художественную трактовку плаката, как произведения аллегорического и символического: подавляющее большинство плакатов буржуазных имеет именно аллегорический и символический характер. Анархия — в виде многоглавой гидры; свобода — в образе боярыни; большевизм — в виде страшного чудовища; добрармия — разумеется — во образе Георгия Победоносца на белом коне с копьем, поражающим дракона и т. д. и т. п.

 

 

Апсит. Москва. Год Красной Армии. 1918—1919.

Апсит. Москва.

Год Красной Армии. 1918—1919.

 

 

Следует отметить, что первые наши опыты в области плаката имели тот же буржуазный, отвлеченный, абстрактный характер, с той лишь разницей, что аллегорическая фигура России, приносимой в жертву большевиками (тема одного белогвардейского плаката) заменялась у нас не менее аллегорической фигурой чудовища-капитала, пожирающего рабов. Многоглавой гидре большевизма, поражаемой доблестным рыцарем, соответствовала на целом ряде первых наших литографий многоглавая же гидра контрреволюции, уничтожаемая рабочими и крестьянами и т. д. Конкретные образы были различны, отвлеченный аллегоризм — одинаковым. Здесь оказалась зависимость первых наших опытов от буржуазного сознания тех мастеров, которые, будучи выходцами из буржуазного класса, принесли нам, вместе с техническими навыками, чуждый нам подход в трактовке агитационной литографии. И лишь пройдя не короткий путь поисков подлинного революционного плаката, мы сумели освободиться от буржуазного влияния и, отрешившись от аллегоризма и символизма, стали брать в основу темы простые, близкие и понятные тому зрителю, к которому плакат обращался, и которые, в конце концов, были нам подсказаны этим самым зрителем.

 

 

IV

 

Тематическое развитие нашего плаката есть развитие темы о горестях, злоключениях и надеждах трудящихся, дерзнувших восстать против угнетателей. Постоянными героями плаката, его

 

 

—стр. 76—

 

действующими лицами являются рабочий, крестьянин, красноармеец и, иногда, матрос. Первая тройка неразлучна. Эта „революционная троица“ и придала нашему плакату резко выраженный народный характер. Это был плакат мужицкий, рабоче-крестьянский, красноармейский, и голос его был неприятен для благородного слуха. Противоположность интересов „барина“, „генерала“, „кулака“ интересам простого народа была столь понятна народным массам, что нередко плакат воспринимался без какого 6ы то ни было пояснения: фигуры, классовая принадлежность которых была подчеркнута, говорили сами за себя. Смотри, например, „Кто за Советы, кто против Советов“. Эта литография давала богатую пищу мужицкой сообразительности; ложных толкований она не возбуждала.

 

Именно в этой особенности русского революционного плаката и заключена его взрывающая и покоряющая сила. Если 6ы даже он был лишен художественных достоинств (а он не лишен их), если 6ы в художественном смысле он был лепетом малограмотных рисовальщиков (нередко он был именно таким), то и в последнем случае рядом с этим лепетом жалкими листами раскрашенной бумаги казались 6ы все попытки белогвардейцев „агитировать“ массы с помощью плаката. Белогвардейцы не могли убедить массы в том, что они — генералы и капиталисты — действительно борются за его, народа, интересы. В глазах этого народа они были его врагами. Потому-то, когда в солдатские окопы попадали наши разоблачающие литографии, они действовали разрушительнее динамита, гораздо опаснее удушливых газов, ибо, сохраняя живую силу противника, заостряли ее против тех, кто на эту силу опирался.

 

Нанесся нам удар в какой-нибудь точке фронта, захватив наш обоз, оружие, запасы, белогвардейцы все захваченное могли использовать для своих нужд: хлеб и снаряды, обмундирование и пулеметы, повозки и винтовки. Они не могли воспользоваться лишь нашими плакатами и нашей агит-литературой. Этого они боялись больше огня — как заразы, против которой не имели лекарства. И они знали, что делали, старательно уничтожая раскрашенные большевистские картинки и жестоко карая за их распространение. Эти картинки были сильнее пушек и пулеметов.

 

 

V

 

Таковы тематические особенности нашего плаката. Активизм был его основной чертой; классовой анализ — его непобедимым оружием. Имея перед собой противника, не знавшего пощады, топтавшего широковещательные принципы „права и справедливости“, наш плакат „огрубел в бою“, и манеры его ни в какой степени нельзя считать деликатными. Революция, как и война, решала вопросы

 

 

—стр. 77—

 

Д. Моор. Москва. Многокрасочная литография 54×70 см. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР. «ТРУД. Погляди, народ честной; вот твой прадед крепостной над сохою спину гнет, пашет землю, сеет, жнет...»

Д. Моор. Москва.

Многокрасочная литография 54×70 см. Лит.-Изд. Отд. Политупр. РВСР.

«ТРУД. Погляди, народ честной; вот твой прадед крепостной над сохою спину гнет, пашет землю, сеет, жнет...»

 

 

И. Симаков. Ленинград. I. Simakoff. Leningrad. Многокрасочная литография 70×100 см. Госиздат. Петербург. 1921 г. «Да здравствует пролетарский праздник 1-ое мая».

И. Симаков. Ленинград. I. Simakoff. Leningrad.

Многокрасочная литография 70×100 см. Госиздат. Петербург. 1921 г.

«Да здравствует пролетарский праздник 1-ое мая».

 

 

—стр. 79—

 

силой, — потому-то пафос революционного плаката и заключался в борьбе. „Полюбите врагов ваших“ — этой заповеди мы не следовали. Ненависть окрасила большую часть наших литографий. Но рядом с ненавистью к врагам, они пронизаны любовью к друзьям. В нашем плакате эти два враждебные чувства идут рядом. Плакат, призывающий в наступление, дышит гневом, не знающим жалости; плакат, который взывает о помощи раненым красноармейцам, тревожит забившееся в глубь души состраданье. Среди литографий, выпущенных нами в годы революции, мы можем насчитать десятки листов, твердивших о солидарности, о товарищеской помощи, взаимной поддержке. Плакат, посвященный первой годовщине Красной армии (1918—1919), изображал „кровожадного“ красноармейца, готового грудью защитить женщину с ребенком на руках. У красноармейца было много оснований быть „кровожадным“: опасность грозила его жене, матери и детенышу. Чтобы заставить его перестать быть „кровожадным“, надо было оставить в покое тех, кого он защищал, а не набрасывать им петлю на шею.

 

 

«ОРУЖИЕМ МЫ ЗАВОЕВАЛИ ЗЕМЛЮ, ФАБРИКИ и ЗАВОДЫ, ТРУДОМ МЫ ДОБУДЕМ ХЛЕБ, ТОПЛИВО и ОДЕЖДУ, Мы победили Деникина, Юденича, Колчака»... и т. д. — Н. Кринский

Н. Кринский. Москва.

Двухкрасочная литография 28×37 см. Москва. Лит.-Изд. Отд. Политупр. Реввоенсов. Республики.

«Оружием мы завоевали землю, фабрики и заводы. Трудом мы добудем хлеб, топливо и одежду. Мы победили Деникина, Юденича, Колчака. Но мировая буржуазия натравила на нас нового врага — хищную польскую шляхту. Красная армия сразит и этого врага, как она сразила русских белогвардейцев. Дело рабочих и крестьян — упорным трудом помочь Красной армии и ее победе. Мы должны дать Красной армии хлеб, оружие, снаряды, винтовки, обувь и одежду. Все на работу!»

 

 

Но, повторяем, ноты миролюбия в нашем плакате не преобладали. Да и могло ли быть иначе? Ведь этими раскрашенными листами говорила сама эпоха с ее кровью и слезами, с отчаянием и ненавистью, с ее безоглядной решимостью победить и с забвением всяких гуманностей.

 

Гражданские войны никогда не велись в белых перчатках. И не то удивительно, что народ, ограбленный, схваченный за горло, окруженный врагами, бившими его смертным боем, защищаясь, „взялся за топор“, — удивительно то, что, когда его оставляли на короткое

 

 

—стр. 80—

 

время в покое, он находил возможность думать о книге, об искусстве, о просвещеньи, о труде. Пусть те господа, что говорят о нашей кровожадности, проштудируют наши плакаты; они увидят, что, когда опасность устранялась, мы каждую минуту готовы были начать перековку мечей на орала и заводили разговоры на мирные темы. Но на нас вновь наваливались с разных сторон, и нам с сокрушением приходилось бросать помыслы о мирных занятиях, чтобы браться за оружие. Война — жестокое дело. Гражданская война — трижды жестокое. Но кто в этом виноват? Посеешь ветер — пожнешь бурю. И когда нынче „сеятели ветра“ указывают нам на недостаток миролюбия в нашей революционной агитации, нам остается в ответ лишь пожать плечами. Мы посмеялись 6ы над этими миролюбцами, если 6ы верили в их искренность. Но мы превосходно знаем, в чем здесь дело. Наши „миролюбцы“ не только каннибалы, но и лицемеры.

 

 

—стр. 81—

 

В. Спасский. Москва. Многокрасочная литография. Москва. Изд. Нар. Ком. Зем. Песня «Дубинушка». «Англичанин-мудрец, чтоб работе помочь, изобрел за машиной машину... Умирает бедняк в нищете роковой, завещает любимому сыну...»

В. Спасский. Москва.

Многокрасочная литография. Москва. Изд. Нар. Ком. Зем.

Песня «Дубинушка». «Англичанин-мудрец, чтоб работе помочь, изобрел за машиной машину...

Умирает бедняк в нищете роковой, завещает любимому сыну...»

 

 

 

ГЛАВА ПЯТАЯ

 

 

В. Н. Дени. Москва. V. Deni. Moskou. Капитал. 1920

В. Н. Дени. Москва. V. Deni. Moskou.

Многокрасочная литография. 53×35 см. Стихи Демьяна Бедного. Лит.-Издат. Отдел Политуправл. РВСР. 1920.

КАПИТАЛ.

Да не будут тебе бози инии, разве мене.

Любуясь дивною картиной,

Рабы, склонитесь предо мной!

Своей стальною паутиной

Опутал я весь шар земной.

Я — воплощенье КАПИТАЛА,

Я — повелитель мировой.

Волшебный блеск и звон металла —

Мой взгляд и голос властный мой.

 

Тускнеют царские короны,

Когда надену я свою.

Одной рукой ломая троны,

Другой — я троны создаю.

Моя рука чертит законы

И отменяет их она.

Мне все „отечества“ — загоны,

Где скот — людские племена.

Хочу — пасу стада в долинах,

Хочу — на бойню их гоню.

Мой взмах — и области в руинах,

И храмы преданы огню.

Средь всех твердынь — моя твердыня

Стоит незыблемой скалой.

Храм биржевой — моя святыня,

Конторский стол — мой аналой.

 

Мое евангелье — балансы,

Богослужение — „игра“,

Дары священные — финансы,

Жрецы — мои бухгалтера.

Я в этом храме — жрец верховный,

Первосвященник ваш и вождь.

Свершая подвиг мой духовный,

Я золотой сбираю дождь.

Мои сокровища несметны.

Их не отдам я без борьбы.

Да будут вечно ж безответны

Мной усмиренные рабы!

Да будут святы им ступени,

Где жду я жертвы их трудов!

Да склонят все они колени,

Целуя прах моих следов!

 

Демьян Бедный

 

 

 

—стр. 85—

 

Д. Моор. Москва. Двухкрасочн�


Идеи оформления плаката на юбилей с фото

Идеи оформления плаката на юбилей с фото

Идеи оформления плаката на юбилей с фото


Топ за неделю

  • Маме и бабушке поздравление с юбилеем
  • Подушка роза своими руками выкройки фото
  • Лагман пошаговый рецепт с фото из свинины в мультиварке
  • Торт ленинградский рецепт с фото пошагово в домашних условиях
  • Фото поздравления с днем рождения маме
  • Интерьеры в лиловых тонах фото
  • Торт с ананасом в мультиварке рецепты с фото
  • С днем рождения для свахи поздравления
  • Поделка буква своими руками в школу фото
  • Как класть плитку на пол в ванной своими руками фото
  • Фото идея для личного дневника
  • Поздравления с днем газовика коллегам открытки
  • Реклама


    Популярное

  • Плитка керама марацци прованс в интерьере фото
  • Украшение машин своими руками на свадьбу фото
  • Поделки для дома своими руками фото из дерева
  • Поздравление проза сестре с днем рождения
  • Роза из ленты мастер класс с пошаговым фото
  • Интерьер гостиной в частном доме фото своими руками
  • Суши в домашних условиях пошаговый рецепт с фото горячие
  • Котлеты в пароварке рецепты с фото пошагово
  • Курица в сметане в мультиварке рецепты с фото пошагово
  • Картофельные шарики из пюре в мультиварке рецепт с фото
  • Интерьер гостиной в скандинавском стиле фото
  • С поздравление с днём рождения подруге
  • Просмотров-1229
    Нравится
    196
    Не нравится
    7
    2
    Похожие статьи:
    Всё обо всём! - Интересные материалы на каждый день
    Все права серьезно защищены © 2017.
    ^ Наверх